Выдача Савченко для Украины невыгодна

Она им нужнее в тюрьме в качестве живого символа, вернее, в качестве перманентно умирающего от «пыток» москалей.

Надежда Савченко в последнее время одна из самых популярных тем не только в российских и украинских СМИ, но и на Западе. Хотя, с одной стороны, наверное, не стоит лить воду на мельницу пиарщиков украинской наводчицы, лишний раз поминая всуе. Но с другой стороны, не поняв природу явления, трудно оценить его последствия и придумать эффективные способы борьбы с ним.

Интересен тот факт, что та, из которой сегодня лепят едва ли не украинскую Жанну д’Арк, на роль эту совершенно не тянет. Достаточно посмотреть на ее поведение в суде – ведет себя не как героиня, страдающая за правду, а как все прочие представители скачущей майданной братии, чье поведение скорее напоминает поведение наших далеких предков из отряда приматов. Впрочем, биография «летчицы-налетчицы» тоже не блещет чем-то героическим, скорее наоборот – демонстрирует отсутствие в ней каких либо способностей.

Выдача Савченко для Украины невыгодна

Пилотом боевых самолетов Надя мечтала стать с детства. Для исполнения своей мечты она использовала любую возможность отметиться на поприще войны, успела побывать в Ираке, однако ее таланты в военном деле оставляли желать лучшего.

В итоге она все же поступила в Харьковский университет Воздушных Сил (не сама, а по личной протекции министра обороны), откуда ее ДВАЖДЫ отчисляли как «непригодную к вылетам в качестве лётчика». В конце концов, она почти добилась своего – стала, правда, не летчицей (что не мешает всей украинской прессе именовать ее именно так – ибо так пафоснее), а штурманом и не фронтового бомбардировщика Су-24, на котором мечтала летать, а на вертолёте Ми-24.

Иными словами, перед нами, откровенная бездарность с прямо таки маниакальным желанием во что бы то ни стало сбрасывать бомбы на головы людей. Наверное, она с удовольствием применила бы свои теоретические знания на практике в Донбассе, но, к счастью, ополченцы довольно быстро заставили украинских летчиков разочароваться в профессии.
[quote align=»left»]

Украинцы взмолились: «Отдайте Надю. Возьмите Сеню». Украина за неделюУкраинцы взмолились: «Отдайте Надю. Возьмите Сеню». Украина за неделю

[/quote]
В итоге Савченко все же попала на войну, но не в качестве летчицы, а в качестве волонтера нацистского батальона «Айдар». Это, кстати, тоже ее «прекрасно характеризует». «Айдар» неоднократно обвинялся в военных преступлениях различными международными организациями, которые вряд ли можно заподозрить в пророссийской позиции, — от ОБСЕ до Amnesty International.

Причастна она непосредственно к смертям Корнелюка и Волошина или нет – это уже не так важно. Она добровольцем поехала на войну в составе карательного батальона, проще говоря, она военный преступник по определению. Но дело в том, что преступников в той войне было и остается много. А вот Савченко такая одна. В каком-то смысле ей «повезло», что именно из нее сделали икону.

Сегодня Савченко стала не только «разменной монетой» (думаю, после вынесения приговора ее все же обменяют), но и очередным рычагом давления на Россию. Понятно, что на Западе никто всерьез не думает, что Кремль вот так вот возьмет и поддастся этому давлению, совершив «жест доброй воли», как с Ходорковским накануне Олимпиады.

Практика отношений с нашими «западными партнерами» показывает, что если им в пасть положить палец – они тут же половину руки откусит. И место невинно убиенного Магнитского и невинно мучаемого Ходорковского в американском пантеоне героев «антипутинского сопротивления» быстро займет кто-нибудь еще. Да мало ли кто? Найдут. Если даже не найдут – есть беспроигрышная тема – геи! Ах, у них геев притесняют? Не поедем к ним на Олимпиаду!

Кстати, случай с Ходорковским, который вроде как обещал, что не будет заниматься политикой, а в итоге оказался не совсем честен, показателен. Отпустить Савченко – означает, что она останется иконой антироссийской истерии еще, по крайней мере, на какое-то время. К счастью, на короткое. Ибо слишком профнепригодна, чтобы быть политиком.

Нет, конечно, в украинской Раде таких профнепригодных больше, чем где бы то ни было в мире. И многие персонажи украинской политики по части неадекватности заткнут Савченко за пояс. Но все же, повторю, какое-то время с ней будут носиться, она, возможно даже захочет стать политиком на самом серьезе (уже договорилась до президентских амбиций), но, понятно, что в общем хоре украинского политического цирка ее голос вряд ли будет выделяться.

Через какое-то время ее просто забудут. Так что выдача Савченко для украинских властей даже в некотором роде невыгодна, она им нужнее в тюрьме в качестве живого символа. Вернее, в качестве перманентно умирающего от «пыток» москалей.

Тем не менее, выдача Савченко однозначно будет воспринята как поражение России, ее отступление перед угрозой новых санкций, ее «прогиб».

[quote align=»right»]

Украина на пути в высшую лигу. Цитаты no commentsУкраина на пути в высшую лигу. Цитаты no comments

[/quote]

Кстати, о санкциях. Не зря говорят, что теперь санкции — это навсегда. Лично мне это было очевидно с самого начала. Вспомните поправку Джексона-Вэника. Я вообще удивлен, что ее, в конце концов, отменили. И сорока лет не прошло. Американцы, если вцепятся в добычу, уже никогда не отпустят, как собака, которой приходится разжимать зубы палкой.

А тут вопрос поважнее, чем права евреев, которых откуда-то не выпускают. Тут стоит задача не допустить сближения России с Европой и навязать трансатлантическое партнерство в качестве безальтернативного варианта любой ценой. Так что тут все поводы хороши: для американцев вообще было бы идеально, чтобы Савченко умерла в российской тюрьме – тогда и санкции можно сделать действительно вечными.

То, что санкции это, если и не навсегда, то уж точно всерьез и надолго, давно очевидно. Даже если Россия своими руками поможет Киеву оккупировать Донбасс и отдаст Крым, а также выдаст США Сноудена, уверен, что все равно найдется повод. В конце концов, у нас же геев преследуют! Очевидно и то, что сильно хуже они уже не сделают, а разговоры о персональных санкциях против президента России – это за гранью научно-дипломатической фантастики. Поэтому идти навстречу Западу в этом вопросе не только глупо, но и преступно.

Тем более, что те же Штаты совершенно не собираются выпускать российских заключенных: Виктора Бута и Константина Ярошенко, на руках которых, в отличие от Савченко, уж точно нет крови.

Тем более, что почему-то западные, да и наши российские правозащитники как воды в рот набрали и не желают кричать об этом на каждом шагу, как кричат о Савченко. В этих делах нет очевидного и неоспоримого политического подтекста? Хорошо! Вот вам другой пример!

Пять лет назад в Литве (в демократической Литве, в свое время пострадавшей от «российской агрессии», члене ЕС и НАТО) приговорен к пожизненному заключению боец рижского ОМОНа Константин Никулин. Он осужден Вильнюсским судом за убийство литовских таможенников и полицейских на таможенном пункте Мядининкай 31 июля 1991 г.

В деле нет ни одного внятного доказательства причастности Никулина, сам он вину не признает, единственный выживший таможенник его не опознал. Кроме того, в момент якобы совершения преступления, еще существовал СССР, и бойцы ОМОНа выполняли свой долг, ликвидируя незаконные сепаратистские таможни. Ведь так похоже на Савченко, нет? Запутанные доказательства, исполнение долга. К тому же, еще и пожизненное дали, а не 23 года, которые светят «летчице». Но молчат правозащитники. Как рыбы об лед.

Сегодня в той же Литве судят по делу 13 января 1991 года двух граждан России Геннадия Иванова и незаконно задержанного на территории Литвы в начале 2014 года Юрия Меля. История событий того дня тоже, мягко говоря, «мутная», не раз уже появлялись доказательства того, что погибшие были убиты в спину и из оружия, которого не было у советских солдат. Но в Литве на эту тему даже говорить нельзя. Посадят.

Кстати, в прибалтийских республиках это далеко не первый случай громких политических репрессий. Достаточно вспомнить Миколаса Бурокявичюса, отсидевшего 12 лет, Юозаса Ермалавичуса, отсидевшего 8 лет, Альфреда Рубикса, отсидевшего 6 лет, преследования стариков-партизан и вовсе за события времен Великой Отечественной войны. И где тогда были все эти правозащитники, которые сегодня так истошно орут об «умирающей» в российской тюрьме «летчице»?

Впрочем, тут стоит кинуть камень в огород и Москве, которая, на мой взгляд, не очень активно защищала своих, особенно в 90-е. Да и сейчас стало не намного лучше, про того же Никулина, а также Иванова и Меля практически ничего не слышно в наших СМИ. Просто отметились дежурными сообщениями по телевидению и нотами протеста, которым никто не придал значения.

А где же мощные кампании в СМИ, «ковка» национальных героев? Где выдвижение в парламент? Где волны протеста активистов по всей России с забрасыванием «вражеских» посольств яйцами или «коктейлями Молотова» (да, это крайняя мера, но это выглядит эффектно в качестве показателя степени народного гнева)?

Конечно, всегда можно сказать, что мы не уподобляемся оппонентам в их дикости, что Россия зрелая и цивилизованная страна и решает свои проблемы цивилизованным путем, без лишнего шума и эпатажа. Но все же согласитесь: на фоне дела Савченко в глазах мировой общественности выглядит наша позиция не очень убедительно. Не научились мы пока выигрывать информационные войны, увы, это факт.

Даже в том же деле Савченко. Где слезы и обвинения вдов и детей погибших? Почему мы позволяем ей играть в Георгия Димитрова в прямом эфире на весь мир, превращать процесс в политический? Почему мы играем по правилам оппонентов, в их парадигме, в которой одиночка-Савченко противостоит целому государству Россия. В этой парадигме государство всегда проигрывает. И за одиночками поднимаются массы. Любой приговор Савченко будет иметь теперь определенные негативные последствия.

[quote align=»left»]

Евросоюз готовит Украину к перезагрузкеЕвросоюз готовит Украину к перезагрузке

[/quote]

И еще мне хотелось бы посочувствовать тем нашим оппозиционерам, которые всю последнюю неделю активно выходят на пикеты, пишут слезные посты в соцсетях, о том, как Надежду (имечко-то какое подходящее) «мучают» в СИЗО, медленно убивают, с садистским сладострастием описывают, какие страдания испытывает человек на «сухой голодовке».

И ни слова о горе матерей Донбасса, ни фотографии убитых детей и разрушенных городов. Только мантра об исполнении Савченко воинского долга (почему-то упорно закрывая глаза, что в Донбассе «летчица» была не в качестве военнослужащего ВСУ, а в качестве добровольца отряда с не самой чистой на той войне репутацией).

Характерно, что во время войн в Чечне эти же люди осуждали «российскую агрессию против чеченского народа». По их логике то, что не позволено России, позволено ее врагам. Многие из них и Басаева защищали как «борца за свободу» с тем же рвением, как сейчас Савченко. Достаточно вспомнить интервью Окуджавы в МК, где музыкант называл Басаева едва ли не «новым Робином Гудом».

Я этим людям на самом деле сочувствую. Без совести тяжело жить…

А по поводу Савченко от себя хочу добавить вот что. За два года работы в Донбассе мне пришлось всего лишь трижды попадать под обстрел, выполняя профессиональный долг. Немного для такой войны, но каждый раз – впечатления на всю жизнь. Причем, в последний раз все произошло именно благодаря неизвестному корректировщику. Уверен, что многие из тех, кто сегодня защищает Савченко, окажись на моем месте, резко пересмотрели бы свое отношение к ней и потребовали бы приговорить ее к смерти, в независимости о того, виновна ли она к убийству конкретно Корнелюка и Волошина или нет…

Автор: Дмитрий Родионов

Stockinfocus.ru