Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Крым: Смутный пейзаж на российском фоне

Очередное лето завершилось окончательно и бесповоротно – наступила очередная осень. Очередные россияне вернулись из очередных отпусков – по большей части совсем не из-за границ по вполне себе определенным причинам. При этом некоторая часть этих самых россиян вернулась из Крыма – с отчетом об очередном курортном сезоне. А те, кого на соответствующий Южный берег еще не выносило, в очередной раз азартно расспрашивают загоревших: ну, мол, как там оно, в Крыму? Как у нас? Или все еще – «как у них»?

Крым – наш?

Крымские пейзажи (и как таковые, и общественно-политические) в настоящее время пребывают в состоянии явной неоднозначности. То есть после пары лет со времени воссоединения полуострова с Россией говорить о том, что Крым стал российским не только де-юре, но и де-факто, может только тот, кто изучает его в основном по бравурным репортажам российских телеканалов.

Таких, в которых сильно радуются сбору «виноградной лозы» (именно так – слышал собственными ушами), бешбармаку на каком-нибудь крымско-татарском Курултае да георгиевской ленточке в Севастополе. И ради бога ничего больше (и уж тем более, глубже) не надо – а то еще не так поймут где-нибудь в глубинке. Данный словесный пассаж, конечно, в какой-то степени утрирует ситуацию, но не настолько, чтобы можно было в принципе отрицать разницу между телевизионным крымским бытием и тамошней реальной обстановкой. А обстановка эта самая радует тем меньше, чем глубже в нее окунешься. Или, чем ближе познакомишься с крымскими аборигенами, которые тебе подскажут, куда следует смотреть, чтобы увидеть.

image_big_103997

Например? Да вот хотя бы…

Легендарная крымская дешевизна отдыха на море уходит в небытие с максимальной скоростью. Сейчас Крым – это, конечно, не Монако с Ниццей и Москвой по ценам, но в данном направлении дрейф идет нормальный. Причем, понятие «цена» имеет характер обобщающий, включающий в себя практически весь спектр товарно-денежных отношений – от кукурузы на пляже до недвижимости любого сорта и свойства. Дорожает все, милостивые государи, и приличными темпами.

Эка невидаль — хмыкнет скептик – чай, Россия, не только в Крыму все дорожает, в плане дороговизны свет клином сошелся. Возразить нечего. Но есть и крымские особенности.

Любой, кто побывал в Крыму и более или менее внимательно поглазел по сторонам, должен практически немедленно отметить кое-какие интересные в своей странности обстоятельства. А именно: висящие кое-где указательные таблички с названиями улиц на украинском языке. Мусор, который точно так же не спешат убирать в России, как это было и на Украине. Дряхлость и запущенность Ялты, крымской жемчужины, помнящей лучшие времена только при Советском Союзе. Убитые, как говорят в России, дороги, некоторые из которых ремонтировали еще в составе Украины.
[quote align=»left»]

Спасибо, украинцы: об итогах туристического сезона-2016 в КрымуСпасибо, украинцы: об итогах туристического сезона-2016 в Крыму

[/quote]
И, что самое главное, отведенные в сторону глаза крымчан, когда приезжие их спрашивают о том, что переменилось на полуострове после его воссоединения с Россией. Тех самых крымчан, которые всего-то пару лет назад пребывали в совершеннейшей эйфории от всего – и от «вежливых людей», и от референдума по поводу возвращения в родные пенаты, и от ликвидации киевского гнета, и от надежд на голубые горизонты в розовых красках. А нынче в этих самых глазах тех самых крымчан два вопроса: Крым – наш? И что?

Существует вполне себе обоснованное мнение, что в основе любых социальных катаклизмов (к каковым можно отнести и слегка потухшие глаза крымчан) лежат негативные пертурбации в экономике. Для того, чтобы данный тезис подтвердить, посмотрим, что делается в Крыму в той сфере экономики, которая для полуострова важнее всего, а именно: в малом предпринимательстве и сфере услуг. И отметим сразу, что на какие-то грандиозные обобщения мы не замахиваемся, но… Ведь для определения вкуса Черного моря вовсе необязательно выхлебать из него всю воду. Вполне достаточно и одного глотка…

Итак, предпринимательство.

Еще в советские времена (как ни парадоксально это звучит!) в Крыму была заложена его довольно приличная основа. Речь идет о так называемых «Райпотребсоюзах», то есть об организациях системы потребительской кооперации. Подчеркнем еще раз – даже в легендарные советские времена, когда любая деятельность была сверху, снизу и с боков ограничена различными планами, инструкциями и статьями Уголовного кодекса, та самая «Райпо» являла собой островок маленькой, но именно предпринимательской свободы – в плане, естественно, сугубо экономическом.

image_big_109092

Кончились советские времена. Исчезли планы, улетучились инструкции, рассосался социализм,  изменился Уголовный кодекс, возникла Украина, Крым стал российским – но система потребительской кооперации сама собой в небытие не отправилась. Конкретно в Крыму предприятия и организации потребительской кооперации попали под колотушку того, что новообретенные власти гордо назвали «национализацией», нимало не задумавшись о точном смысле данного термина. А «национализация по-крымски» сегодня – это по большей части не что иное, как рейдерский захват, сдобренный, как правило, более или менее демагогическими лозунгами. И результаты применения таковой «экономической схемы» понятны любому здравомыслящему человеку.

В крымском случае «национализация» предприятий и организаций системы «Райпо» привела к тому, что эти самые предприятия и организации приказали долго жить, но при этом денег в бюджете полуострова как-то не прибавилось. Совсем не прибавилось. Говоря языком «конкретных братков», «бизнес отжали – бабки попилили».

А теперь – несколько наводящих вопросов. При таком отношении к нормально работавшим предприятиям и организациям, при отсутствии конкуренции практически везде (в логистике товарообмена с материковой Россией особенно), при появлении так называемого «узкого привластного круга» тех самых персон, которые «рулят и разруливают», может ли быть так, чтобы все меры по развитию нормального бизнеса оказались не заблокированными? Вопрос, разумеется, чисто риторический – тем более, что даже гранты на развитие этого самого бизнеса разошлись среди «своих». Тех самых – «рулевых и разруливающих».

Ялта — вперед, в прошлое!

Есть в математике метод исследования кривых – при помощи так называемых точек перегиба, или точек критических. Поймешь, что происходит с кривой в такой точке – поймешь про эту самую кривую все. В этом плане точкой «крымского перегиба», безусловно, является Ялта. То есть, если понять, что делается в Ялте, скажем, вокруг и около той части бизнеса, что озабочена предоставлением услуг туристам, можно будет представить, что делается во всем Крыму. Ну, а для самого «бизнеса возле туристов» критической точкой, безусловно, является общепит. И тут история появления какого-нибудь кафе куда более показательна, чем полное собрание сочинений ведущих экономистов о предстоящем процветании Крыма.

Итак, жемчужина южного берега Крыма — обветшавшая, выцветшая, но не совсем развалившаяся Ялта. Набережная имени Ленина. Беседка «Ореанда»: прекрасное место для горожан и туристов, чтобы насладиться обзором прекрасных крымских видов. С точки зрения курортного бизнеса соблюдено самое главное условие его успеха – очень и очень приличный трафик тех самых горожан и туристов. И как таким подарком можно воспользоваться? Да очень просто. Воткнуть на пути в «Ротонду» какую-нибудь кафешку – и народ в нее пойдет автоматически. Сначала потому, что идти, по сути, больше некуда, а потом все это войдет в привычку. Некий господин Миронов, как говорят в городе,  так и поступил.
[quote align=»right»]

Зарисовки руин Украины: Одесса, Львов, КиевЗарисовки руин Украины: Одесса, Львов, Киев

[/quote]
Не дожидаясь решения властей предержащих относительно того, можно или нет городить пункт общепита под, простите, самым носом у «Ореанды», упомянутый господин срубил кафе под гордым названием «Эспаньола» ровно там, где ему заблагорассудилось – на пути плотного потока горожан и туристов. Оставим в стороне различные «художественные» вопросы относительно соответствия новодельного объекта и легендарной шхуны из «Острова сокровищ», относительно изменившейся и вовсе не в лучшую сторону городской среды в данном конкретном месте. Спросим просто и прямо – а почему этот самый объект общепита, эта самая «Эспаньола» не была пущена ко дну еще на стадии своего «нулевого цикла»? Ведь все так и должно было бы быть – если бы органы муниципальной власти работали хотя бы «кое-как».

В нашем случае власти-то работали, но любопытным образом. В частности, господину Миронову, как утверждает молва,  зачли в денежном эквиваленте то, что он еще до торгов на участок земли начал его благоустраивать – но на этом муниципальная деятельность и закончилась. И ответ на вопрос обывателя о том, как эта самая «Эспаньола» возникла и как можно при помощи одной лишь белой краски превратить ротонду во что-то вроде беседки с общепитом, так и не прозвучал. Не прозвучал и вопрос о том, каким таким образом простой типа бизнесмен за здорово живешь расширил территорию кафе, отрекламировался, да еще и здоровенный пул клиентов перехватил (тех самых, которые бы рады чего-нибудь обозреть, да «Эспаньола» все перегородила).

Ялтинцы говорят — а зато  мэр Ялты Андрей Ростенко на открытии данного кафе превозносил всех и вся (в первую очередь, как водится, г-на Миронова, место обязывает) в части развития того самого туристического бизнеса – большого, среднего, малого — всякого, но, судя по всему, живущего и поныне в Крыму не по законам, а «по понятиям». Как живут на Украине сейчас. И как это было в России в прошлом.

Чисто конкретно…

Тем временем, на абсолютно конкретном ресурсе «YouTube» появился не менее конкретный ролик. В нем генерал-лейтенант полиции Асгат Сафаров, служивший с 1998 по 2012 г. министром внутренних дел Татарстана, рассказал о преинтереснейших делах. В частности, о рейдерском захвате мясокомбината в городе Елабуга. И оказалось, что  интересно это дельце не только для Елабуги. Дело в том, что якобы организовал все это дело Сергей Миронов, тот самый известный ялтинцам владелец новодельной «Эспаньолы». А в других кругах более известный как персонаж с кличкой «Петрович». Между прочим, некогда — ни больше, ни меньше, а  бывший следователь УБХСС МВД Украинской ССР.

Сообщество, в котором , как уверены крымчане, поучаствовал бывший «следак», именовалась почему-то «29 комплексом». На счету у этого самого комплекса дел наделано немало. И среди прочего – 21 убийство, плюс 7 похищений людей. В 2006 г. 33 активных члена группировки оказались на скамье подсудимых – и Верховный суд республики Татарстан дал им «по полной». В частности, Сергей Миронов должен был отправиться в места не столь отдаленные на 18 лет, но…Видимо, не случилось…

Передел  – суть солидная часть беспредела всеобщего. И если всеобщий беспредел усугубляется еще и «незалежным раздолбайством», то следует ли удивляться, что некоторые авторы говорят о двух паспортах господина Миронова. Якобы , в украинском документе он числится под фамилией Бурлака. А вот в Ялту  Миронова, как уверены горожане,  пригласил на предмет активной «деятельности» именно нынешний мэр Ростенко. По некоторой информации, бывший следователь и нынешний мэр были знакомы еще с девяностых годов прошлого века. Так или иначе,  но дела у господина Миронова в Крыму круто поперли в гору. В чем ему ассистировали его охранники. Родом, между прочим, с Кавказа.

Если вспомнить про уже помянутую «Эспаньолу», то как около ее места расположения было некогда кафе «Хоттабыч». То ли кому-то приглянулась точка питания, то ли понадобился земельный участок, но местной администрацией было принято решение «Хоттабыча» закрыть. И данное решение, что интересно, выполнялось столь стремительно и напористо, что  предприниматель Александр Стрекалин в конце концов увидел только один путь для того, чтобы власти предержащие обратили на него внимание —  самосожжение. Что предприниматель Стрекалин и совершил – неподалеку от кафе, которое тоже было приговорено.

«Тревожно, что все действия этих кавказцев сопровождают юристы администрации Ялты. Значит, это не просто бандитизм – это прямая коррупционная заинтересованность».
[quote align=»left»]

«Нафтогаз» готов отдать России крымские месторождения даром«Нафтогаз» готов отдать России крымские месторождения даром

[/quote]
Это слова Александра Стрекалина, сказанные им незадолго до трагической гибели. По  факту возбуждено уголовное дело о доведении до самоубийства – но его судебные перспективы пока туманны.

Стоит отметить, что еще полгода назад на сайте для электронных обращений появилась петиция, направленная Президенту РФ Владимиру Путину, премьер-министру Дмитрию Медведеву и генеральному прокурору Юрию Чайке с просьбой отстранить от занимаемой должности мэра Ялты Андрея Ростенко. Автор обращения даже настаивает на  причастности Ростенко к ОПГ «Греки», некогда действовавшей в Крыму, и связи с главой Республики Сергеем Аксеновым.

«Недовольство действиями городской администрации Ялты высказывают многие жители города, но и городская администрация и крымские власти их игнорируют. С целью отстаивания гражданской позиции и недопущения дальнейшего упадка и разворовывания Южного берега Крыма была и создана данная петиция к высшим органам власти Российской Федерации», — поясняет автор данного документа.

В своем очерке «Путешествие по Крыму» Михаил Булгаков описал Ялту начала ХХ века следующим образом: «…при входе на пляж сколочена скворечница с кассовой дырой, и в этой скворечнице сидит унылое существо женского пола и цепко отбирает гривенники с одиночных граждан и пятаки с членов профессионального союза». Не то же самое имеет место быть в крымской жемчужине и сейчас? «Заколотить денег», «попилить бабки» – а после нас хоть потоп. Цепкое существо из скворечницы, цепкий следователь при не менее цепком мэре – не припомните, в какое такое время существовали эти персонажи? По крайней мере – двое последних?

image_big_97306

«…если кто и был в родне, так разве что татарин».

Крымские татары – тема серьезная, важная и обязательная. Если уж живут по соседству представители разных народов, этносов – то и общаться они должны обязательно, но доброжелательно и серьезно. С полным осознанием того, насколько все это важно. Но что делать в том случае, если один из соседей на других, как бы это сказать помягче, – поплевывает. Через день – да каждый день. Создали футбольную команду, назвали «Кызылташ», объявили ее командой национальной. Какой национальной? Разумеется, крымско-татарской. А если ты не татарин, как какой-нибудь Роналдо или еще того хуже, Алдонин? Из «Кызылташа» тебя шуганут раскаленной метлой? Мелочь все это? Да, мелочь. Но очень неприятная мелочь.

Есть в Бахчисарае улица Мира – брендовая, как говорится, улица для этого города. На ней стоят дома, в них выделяется жилье. Кому? Правильно — крымским татарам. А остальным, которых куда больше? А их даже на учет не ставят – нечего! Мелочь? Уже нет. Неприятно? Еще как!

Бывший функционер «Меджлиса» и нынешний глава районного совета Рефат Дердамов, как утверждают в районе,  обложил «данью» глав сельских советов на предмет развития именно татарского бизнеса. А чтобы его «средневековые ухватки» оценили все , для сбора этой дани он якобы организовал целый отряд под началом бывшего чемпиона Украины по боксу Мамеда Ядгарова. Мелочи? Да какие там мелочи – тут до путча в районном масштабе рукой подать!
[quote align=»right»]

«Скифское золото» может еще долго оставаться «военным трофеем» Голландии«Скифское золото» может еще долго оставаться «военным трофеем» Голландии

[/quote]
Кстати, о путче – это вовсе не только слово. В населенном пункте Куйбышево ранее судимый персонаж крымско-татарского происхождения попытался силой захватить власть. В центре Бахчисарая избили депутата Хамзина – и полиция бездействует только потому, что сам депутат просто боится писать заявление. Представляете? Депутат – и боится. Суровый в его краях микроклимат, уложат – не встанешь. Так стоит ли удивляться, что еще при украинской власти в Крыму были попытки создать ячейки организации «Хизб ут-Тахрир», признанной организацией экстремистской и запрещенной?

И даже сейчас, в «российский период», сторонники пресловутого, вполне себе одиозного «Меджлиса», добираются до власти – и вовсю тащат куда попало своих сторонников и сподвижников из того же «Хизб ут-Тахрира». Но о том, что преподавателями «школы традиционного ислама» (были случаи изъятия запрещенной литературы) стали бывшие идеологи данной организации, принято молчать. Как и о том, что в ряде случаев имамами назначили бывших членов этой террористической организации, судимых за педофилию.

И, тем не менее, при подборе кадров органы власти по каким-то причинам сделали ставку на выходцев из запрещенного в России «Меджлиса». Причем, крымские татары, поддерживавшие курс на сближение с Россией, остались за бортом «властного процесса». В результате пороховая бочка практически готова – осталось только запалить фитиль. А по карманам со спичками крымские татары хлопают активно – при нашем общем попустительстве. И, опять-таки, какое время вам все это напоминает?

Тень отца Гамлета

Творчество Вильяма Шекспира оказало громадное влияние практически на все аспекты современного общественно-политического и социально-экономического бытия. Драматурга давным-давно растащили на цитаты – и за кого только ни отдувались Ромео с Джульеттой или Отелло с Дездемоной. Но об одном свойстве шекспировской пьесы «Гамлет» почему-то мало кто говорит, хотя там сказано ясно и понятно: где появляется призрак, да еще и говорящий – жди беды. Ведь все проблемы Датского королевского двора начались с того, что Гамлету-наследнику тень его убиенного отца что-то нашептала на ухо. И такое после этого началось…

Так вот, судя по всему вышеизложенному, по Крыму тоже бродит призрак – да, похоже, еще и не один. Первый из них – это тень той самой «незалежной Украины», которая не шептала на ухо, она во все горло такое несла, что хоть плюнь и перекрестись. Она, Украина, ушла – но ее тень осталась, ее призрак до сих пор бродит по полуострову. И дело здесь даже не в табличках на украинском языке — дело в тех 90% крымской элиты, которая стала таковой именно в украинские времена. А менталитет такого рода никаким колом не вышибешь: и если эта самая элита привыкла «откатывать и беспредельничать» (см. все изложенное выше), то перевоспитывать ее – дело безнадежное и бесполезное. Как говорится, что правовым полем не заложено, того кувалдой не вколотишь – «жовто-блакитный фарш» из головы так просто не вытряхнешь. Даже по настоятельной просьбе сами знаете кого.

Второй призрак, бродящий по Крыму – это призрак минувших 90-х. Обратите внимание, что все описанное выше – это ясные и точные приметы того самого времени, которое в России называлось «лихими девяностыми». Как это называется на Украине – неведомо, ибо там беспредельное времечко идет и по сей час, и конца ему не просматривается. И вот этот самый «временной призрак» только усиливает негатив от воздействия «призрака жовто-блакитного». И если особо не мудрить с терминами, то получается примерно так.

Крымская элита  — украинская ментально — вызревает во временном поле, в котором человек человеку – корм. Вопрос: насколько в этой самой элите смогут произрасти семена разумного, доброго и вечного в том смысле, что жить надо ради блага других? Ответ: таковое произрастание невозможно в принципе, как невозможно бытие любого гуманиста в любом следственном изоляторе. Не позволит ничему произрасти ни каменистая почва «ментальной Украины», ни сквозняки и ураганы климата «лихих девяностых», которые до сей поры свистят по крымским закоулкам. Так что же? Все? Приплыли?

И все же – Крым наш?

Да, безусловно, Крым – наш. И не только потому, что так сейчас оформлено юридически. Крым наш – и в настоящее время он наш, несмотря ни на что: ни на то, что тамошняя вертикаль власти выстроена так, что просто не может меняться к лучшему; ни на то, что крымские чиновники вовсю обогащаются за казенный счет; ни на то , что крымский бюджет доят каждый божий день при помощи сонма фирм-однодневок. Несмотря на то, что федеральные целевые программы реализуются не более, чем на 15-20% – остальное идет на «распилы» и «откаты». И все равно – Крым наш.
[quote align=»left»]

Крым благодарит Украину за год блокадыКрым благодарит Украину за год блокады

[/quote]
Вспомним — чем был Крым со времени его сотворения? А был он чем-то особенным — территорией, которая обладала какой-то внутренней независимостью, какой-то, простите, «самостью», что заставляет подходить к крымским вопросам не с региональной планкой, а с чем-то рангом выше.

И основа данного подхода заключается в том, что сейчас Крым в своем развитии субъекта особого свойства проходит то самое время, которое в России уже закончилось – те самые «лихие девяностые». Мы их пережили (хотя почесываемся от нанесенных ран до сих пор), а крымчане – еще нет. Да еще и Украина под боком – поддает жару на угли очень сомнительного свойства. Крыму еще предстоит пройти тот путь, который одолела Россия.

Представьте невероятное – на Украине вдруг ни с того ни с сего появилась адекватная власть. Сколько времени пройдет, прежде чем исчезнет последний упырь? Вопрос, разумеется, сугубо риторический – но данная максима касается и Крыма. Увы, но это так.

То есть, внятный ответ на вопрос «Крым – наш?» появится только тогда, когда выдавятся последние капли и «призрака незалежной», и «призрака лихих девяностых», что, в принципе, суть одно и то же. На это потребуется время – и только от нас зависит то, как скоро эти самые капли вытекут. Разумеется, чтобы из данного тюбика все выдавить, следует открутить ему головку – в нашем случае имеется в виду нахально коррумпированное чиновничество, не забывающее «незалежные порядки», и «чисто конкретные братки», о которых в России уже начали забывать.

А окончательный крымский диагноз может быть таков. Это не чума-холера, это задержка в развитии. Будем надеяться, легкая задержка.

Автор: Евгений Иванов