Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Евросоюз в шоке и ждет конца

Европа находится в шоке после заявлений Трампа о том, что Германия использует ЕС в своих интересах, что политика Меркель в отношении беженцев была ошибочной, что НАТО — это устаревшая организация, а Brexit — великий шаг. Трамп пригрозил ввести протекционистские меры против немецких производителей автомобилей. И это означает конец эпохи глобализации. Как будет себя чувствовать в новом мире Европа?

Реакция Европы на заявления Трампа

Избранный президент Дональд Трамп в интервью европейским газетам 15 декабря сделал заявления, которые не понравились европейским неолибералам.

Евросоюз в шоке и ждет конца

«Многие полагали, что Дональд Трамп после своего избрания успокоится, но они забыли, что популист может захотеть реализовать свою программу. Это провокация, это объявление войны Европе», — сказал кандидат на президентских выборах от социалистов, бывший премьер-министр Франции Мануэль Вальс.

[quote align=»left»]Если сербов начнут убивать...

Если сербов начнут убивать…

[/quote]

Президент Франсуа Олланд заметил, что Франция готова продолжать евроатлантическое сотрудничество, но «не надо нам давать советов извне». Французские газеты отмечают, что заявления Трампа, направленные на дискредитацию Евросоюза, говорят не о силе США, а о слабости Евросоюза.

Канцлер Германии Ангела Меркель не захотела делать осуждающих заявлений, предупредила лишь, что теперь «наша судьба в наших руках». Президент Европарламента Мартин Шульц (СДПГ) назвал формулировки президента США «неимоверно дезорганизующими».

Политики из других стран Евросоюза дистанцировались от оценки заявлений Трампа, они безропотно ждут начала конца, связанного с концом эпохи глобализации — утопии, которая, как и коммунизм, не выдержала проверки временем. Немногие из членов Евросоюза выживут при развале этого мира. Но сочувствия к ним не испытываешь: бумеранг, направленный в сторону России, вернулся.

Как погибла империя глобалистов

Обама написал в «Твиттер», что победа Трампа не конец света, солнце все равно завтра встанет на востоке. Согласимся, но встанет оно для совершенно другого мира. Дата 20 января — день инаугурации Дональда Трампа в Белом доме — будет отмечена в учебниках как начало новой эпохи на Земле. Это будет эпоха возврата к национально ориентированным государствам, которые начали уничтожать Рейган и Тэтчер в конце 70-х — начале 80-х годов.

[quote align=»right»]Запад на измене: Не виноватые мы, Путин сам пришел

Запад на измене: Не виноватые мы, Путин сам пришел

[/quote]

Империя «унисекс» обрела силу при Билле Клинтоне в 1996 году и имела три постулата: повышение потребления, политическая корректность (толерантность) и обязанность защищать (разрушать страны с другой идеологией под лозунгом продвижения демократии).

Опорой системы являлся космополит, который был призван обеспечивать рост экономики за счет роста потребления. «Бери кредиты — потребляй больше» — это лозунг эпохи глобализма. Под это была внедрена экономическая модель печатания денег под выдачу кредитов. Сформировался класс спекулянтов долговыми ценными бумагами, а также так называемыми «фьючерсами», то есть еще не произведенными товарами.

Например, в США сегодня 85 процентов экономики — это финансовый сектор. Реальный сектор производства переместился в экономики с меньшими издержками производства, поставив в сложное положение население «золотого миллиарда».

Для купирования недовольства насаждалась идеология толерантности. Одновременно формировалось мировое правительство на основе англосаксонского братства. Одним из последних актов этого мира «унисекс» было узаконивание воспитания ребенка в однополых браках и туалетов для трансгендеров.

Политически глобалисты почувствовали силу после победы в Югославии. Демократия стала экспортироваться, как если бы это был гамбургер из «Макдоналдса», без размышлений о последствиях, потому что при переделе рынков доходы гегемонов росли как на дрожжах. А если кто-то не хотел демократизироваться, то бомбили и сажали своих марионеток.

Идеология исключительности заменила Западу религию. И все было бы хорошо, но в 2008 году треснула неолиберальная экономическая модель — модель роста фиктивных доходов. Рухнул ипотечный сектор в США, банки разорялись по всему миру.

С этого года потребители перестали потреблять и в странах «золотого миллиарда», и в завоеванных государствах. В последних — по причине того, что они так не смогли оправиться от экспорта «демократии», а в развитых экономиках — потому что напечатанные деньги даже под нулевые проценты нечем стало отдавать.

Рабочие места утекали в Азию и Латинскую Америку, социальные программы стали сворачиваться из-за большого долгового бремени государства, доходы перераспределялись в пользу элит, а накопления населения стали приберегаться на черный день. Соответственно, снизились доходы компаний, они стали уходить от налогообложения в офшоры.

В результате создался замкнутый порочный круг: нищают население, предприятия, компании, государство, население. К этому добавились большие проблемы по обеспечению безопасности от исламистской угрозы — издержки политики толерантности и политкорректности.

Россия и Европа в новом мире

Обрушение экономических основ вызвало у глобалистов желание все списать на внешнего врага. Он был найден в лице России, которую попытались задушить санкциями.

Почему не был наказан Китай? Очень просто — он создал независимую экономику и вырос до уровня экономики США. Он имеет на руках триллионы долларов американских долгов и может в один момент обрушить экономику США.

[quote align=»left»]Яков Кедми: США в шоке, что Россия стала постоянным фактором на Ближнем Востоке

Яков Кедми: США в шоке, что Россия стала постоянным фактором на Ближнем Востоке

[/quote]Но оказалось, что экономика России тоже не лыком шита. Это экономика без долгового бремени, она способна мобилизовываться, то же касается и финансовой системы. Рубль был вовремя отпущен в свободное плавание, а население терпеливо выдержало трудности.

Не сломав Россию санкциями, глобалисты потерпели поражение в Сирии, прежде всего, потому, что морально оказались слабее крепкого консолидированного национального государства.

Деньги решают многое, но не все. Будет ли этот урок на этот раз усвоен на Западе? Россия — это модель государства будущего с учетом, конечно, перемен в неолиберальной экономической модели, а они будут с учетом мировых тенденций. Отныне будет сделан упор на реальный сектор экономики (в России это 90 процентов) и на двусторонние отношения.

Евросоюз в том виде, который есть, перестанет существовать. Многие страны Европы из этого кризиса выйдут ослабленными. Что ж, им придется искать новые национальные идеи, и это не будут идеи ненависти к России.

Автор: Любовь Степушова