default-logo

Ошибка Трампа: американский лидер передал Ближний восток России



Ну вот, а все обвиняли Россию. Теперь-то, после признания Трампом Иерусалима столицей Израиля, мы знаем, кто на самом деле стоял за его избранием в президенты.

Шутка. Но если серьезно — решение американского лидера оживило весь регион и обрадовало многих не только в Израиле. Целый ряд игроков на ближневосточной доске уже используют его для усиления своих позиций.

Турецкий адвокат

Среди самых явных бенефициаров — Турция и лично ее президент Реджеп Эрдоган. Причем дивиденды он извлечет как на внутриполитическом поле, так и на внешнеполитическом.

Ошибка Трампа: американский лидер передал Ближний восток России

Ошибка Трампа: американский лидер передал Ближний восток России

«Нынешние процессы позволяют Эрдогану сплотить вокруг себя консервативные националистические слои внутри турецкого общества и сократить число сторонников западного пути развития Турецкой Республики», — сообщил РИА Новости директор Центра востоковедных исследований, международных отношений и публичной дипломатии Владимир Аватков.

Для турецкого лидера это вопрос собственного выживания — несмотря на массовые зачистки после попытки переворота, в стране остается значительное число «западников».

Президент же всячески пытается доказать, что западной альтернативы для Великой Турции не существует — на Западе есть место лишь для Рабской Турции, послушно исполняющей приказы США и ЕС. Для Турции, отказавшейся от исламской идентичности.

История же с Иерусалимом позволяет турецкому президенту играть еще и на исламском самосознании своих граждан, показывая наглядно степень неуважения и презрения к мусульманам со стороны Запада, куда так стремится турецкая «пятая колонна».

Однако основные дивиденды ждут Эрдогана все-таки на внешнеполитическом направлении. Ни для кого не секрет, что он позиционирует себя как защитник всех мусульман. «Никто не имеет права ради личных интересов играть судьбами мусульман, которых более миллиарда», — заявил турецкий президент. И сейчас он будет отыгрывать эту позицию.

Палестинский протест

В рамках этого отыгрыша и монетизации имиджа Эрдоган собирает в Стамбуле саммит Организации Исламского Сотрудничества. Конечно, на реальную солидарность арабских элит он не рассчитывает, но ему это и не нужно — Эрдоган использует трибуну Организации и свой статус хозяина для самых жестких антиизраильских заявлений и угроз. Вплоть до возможного разрыва отношений с Израилем.



Сам Тель-Авив отношениями с турецким президентом не очень-то дорожит. Как верно сказал министр образования Израиля Нафтали Беннетт, «лучше иметь объединенный Иерусалим, чем симпатию Эрдогана».

Однако израильское руководство понимает, что риторика турецкого премьера с обещаниями поддержки палестинцев может серьезно простимулировать в них желание начать террор.

После чего герой арабской улицы Эрдоган сможет использовать последствия этого террора — например, предложить себя Израилю и США как некоего посредника по урегулированию отношений с палестинцами. Естественно, не бесплатно.

Иранские борцы

Впрочем, конкуренцию Эрдогану за статус «главного друга возмущенных простых арабов» составит Иран. И по ряду моментов иранцы турок в этой конкуренции обойдут.

Ни для кого не секрет, что Тегеран (конфликтующий с рядом арабских элит, желающих его уничтожения) давно делает ставку на публичную дипломатию и прямое обращение к арабской улице, играя на ее чувствах и эмоциях.

Прежде всего, антиизраильских и антиамериканских. Так, бывший президент Ирана Махмуд Ахмадинежад со своими лозунгами об уничтожении США и Израиля был гораздо популярнее у арабов, чем их собственные «предательские» правительства.

Нынешние иранские власти продолжают эту игру, причем, в отличие от Эрдогана, придерживаются принципиальной позиции — ни на какие политические уступки американцам идти нельзя, с ними нужно только конфликтовать. Ядерную сделку они уступкой не считают — скорее позиционируют ее как свою победу над коллективным Западом.

Естественно, сейчас Иран попытается оседлать волну антиамериканизма на Ближнем Востоке. Президент Хасан Роухани и другие иранские официальные лица будут выступать с резкими заявлениями, а также (в отличие, опять же, от Эрдогана) могут перейти и к силовым акциям.

Например, поддержать оружием и деньгами своих партнеров из ХАМАС и дочернюю структуру «Хезболла», которые пойдут в первых рядах Третьей Интифады. В Тегеране могут расценить, что война той же «Хезболлы» с Израилем неизбежна, и лучше начать ее сейчас, когда за спиной стоит вся арабская улица.

Впрочем, могут поступить тоньше и не начинать, ограничившись лишь риторикой. Попытка Тегерана возглавить арабский протест приведет в ужас арабские элиты (в том числе и те, которые пока прохладно относятся к идее сдерживания иранцев на Ближнем Востоке) и лишь сыграет в пользу врагов Ирана из Саудовской Аравии.

Нечестивый Альянс

Ни для кого не секрет, что Саудовская Аравия рассматривает Иран как экзистенциального врага и, перефразируя Черчилля, готова сотрудничать против него даже с дьяволом. Таким потенциальным «дьяволом-союзником» для саудовского руководства сейчас является Израиль.

Уже достаточно давно при посредничестве США (а точнее зятя президента Джареда Кушнера) идут негласные израильско-саудовские переговоры о создании совместной антииранской оси. И идут они небезуспешно.

Однако легализовать ее саудитам очень сложно, ведь их не поймет собственное население. Арабам десятилетиями вдалбливали мысль о том, что ни о каком сотрудничестве с «сионистским врагом» не может быть и речи до тех пор, пока этот враг убивает «мирных палестинцев» и не дает им создать собственное государство.

Чтобы решить эту проблему, сторонам нужно было вытащить шип из израильско-арабских отношений. То есть оформить решение палестинского вопроса. И поскольку для Саудовской Аравии противостояние с Ираном куда важнее судьбы каких-то палестинцев, Мохаммед бин Салман был готов ради скорейшего решения вопроса согласиться на серьезные уступки израильтянам.

О сути этих уступок ходили разные слухи (отказ от требования вывести поселения с Западного берега, отказ от передачи Палестинской автономии дополнительных территорий, отказ от требования вернуть Иерусалим), однако точно известно, что Махмуд Аббас был вызван в Эр-Рияд, и ему внятно донесли: он либо соглашается на эти уступки, либо уходит со своего поста и передает его другому, более сговорчивому товарищу.

Судя по всему, заявление Трампа было инструментом легализации этих уступок. Американский президент выступил этаким тараном западно-заливного консенсуса по Иерусалиму. Теперь вся критика, весь гнев за «слив» Иерусалима обратится против Америки. А принц Мохаммед бин Салман, какое-то время публично повозмущавшись, театрально вздохнет и согласится признать новую реальность.

После чего Америка, Саудовская Аравия и Израиль вместе прогнут Махмуда Аббаса (который, видимо, вообще станет главным проигравшим всей этой истории), заставят его признать новую реальность и начнут, наконец, коллективно сдерживать Иран.

Свято место

Однако самым главным бенефициаром всей истории станет Россия. Если, конечно, сможет пройти по лезвию дипломатического ножа и сохранить в ходе всей заварушки отношения со всеми ее игроками.

Во-первых, ход Трампа открывает России широкие дипломатические перспективы. Ряд арабских стран публично говорят о том, что своим указом американский лидер фактически выключил себя из переговорного процесса по разрешению арабо-израильского конфликта.

Процесса, который является нервным узлом всей ближневосточной дипломатии. Учитывая дипломатические наработки и репутацию эффективного посредника, которые Кремль приобрел в ходе сирийской кампании, Москва может занять вновь образовавшийся «вакуум присутствия».

По крайней мере, у нее на это больше шансов, чем у Турции (не годящейся на роль посредника из-за сложных отношений с Тель-Авивом) и Египта (до сих пор не восстановившего свое могущество после Арабской весны).

Во-вторых, решение Трампа приведет к ухудшению отношений США с целым рядом ближневосточных государств (которые, в отличие от Саудовской Аравии, не вовлечены в антииранскую игру).

И прежде всего с Турцией. «Есть 3 красные линии для современного турецкого режима: судьба Гюлена, статус Иерусалима и вопросы, связанные с курдами. И во всех трех случаях американцы оказываются по другую сторону баррикад от Эрдогана.

Поэтому позиция Турции будет чрезвычайно жесткой. Анкара собирается пересматривать свои союзнические отношения с США и действовать исходя из того, что происходит в поле», — считает Владимир Аватков.

Москве такая псевдопрагматизация турецкой внешней политики лишь в радость — ведь (почему она и «псевдо») такой курс лишает Анкару остатков диверсификации во внешней политики и делает ее более зависимой от связей с России.

А значит, нивелирует возможные обострения российско-турецких отношений на крымском, кавказском и даже сирийском направлениях.

Так что разговоры о том, что американский президент играет в пользу российских интересов, снова получили свое подтверждение.

Автор: Геворг Мирзаян





Загрузка...