default-logo

Как мошенник Браудер оказался главным обвинителем России на Западе



До конца уходящего года Тверской суд Москвы огласит приговор основателю фонда Hermitage Capital Management Уильяму Браудеру, который в 2013 году уже был заочно осужден за уклонение от уплаты налогов.

В США признавать вину мошенника не хотят и вместо него «судят» Россию.

Как мошенник Браудер оказался главным обвинителем России на Западе

Как мошенник Браудер оказался главным обвинителем России на Западе

В так называемый «список Магнитского», созданный стараниями Браудера, попадает все больше лиц, абсолютно никакого отношения к этому делу не имеющих, например глава Чечни Рамзан Кадыров. О «деле Браудера» и «законе Магнитского».

Суд да дело

В США и Европе Браудер смог выстроить образ борца с коррупцией и жертвы преступления, хотя сам он и реализовывал мошеннические схемы, в которых обвинял других.

«У Браудера никогда не похищались никакие компании, через которые были выведены деньги из бюджета. То есть деньги из нашего бюджета пришли к нему же, но, чтобы отвести от себя подозрения, была придумана инсценировка хищения.

Как у нас говорят: «Вор тот, кто громче всех кричит: «Держи вора!» — рассказывает адвокат Наталья Весельницкая, долгое время расследовавшая деятельность Браудера.

Прокуратура инкриминирует Браудеру и его подельнику Ивану Черкасову организацию преднамеренного банкротства созданной в Калмыкии компании «Дальняя степь» и уклонение от уплаты налогов в 1996-2005 годах на сумму около 3,3 миллиарда рублей.

Следствие установило, что эта компания, генеральным директором которой числился Браудер, на самом деле была фирмой-пустышкой, через которую скупались акции «Газпрома», чтобы в обход закона скрыть иностранное происхождение бенефициаров.

Кроме того, в ее штате фиктивно числились работники-инвалиды, и это позволяло получать большие налоговые льготы.

Государственные обвинители утверждают, что в середине 2000-х «Дальняя степь» с помощью банка HSBC выплатила дивиденды офшорной кипрской компании и перевела свыше 600 миллионов рублей двум банкам — Объединенному банку малого бизнеса и Дальневосточному региональному банку в Благовещенске, которые вскоре лишились лицензий. После чего банкротом стала и сама «Дальняя степь».



Прокуроры пришли к выводу, что банкротство было преднамеренным, а заблаговременный вывод средств из компании причинил значительный ущерб государству, сумма которого определена в 3,5 миллиарда рублей. Браудер обвинен в организации преступления, Черкасов — в его осуществлении.

В ходе прений сторон в суде обвинение попросило приговорить Браудера к девяти годам лишения свободы и штрафу в 150 тысяч рублей, а Черкасова — к восьми годам и штрафу в 200 тысяч рублей.

А кроме того, запретить обоим заниматься предпринимательской деятельностью в России в течение трех лет после отбытия наказания и удовлетворить иск потерпевших — трех отделений управления Федеральной налоговой службы по городу Москве — на общую сумму свыше 4,2 миллиарда рублей.

Защита попросила оправдать обоих за недоказанностью вины. Подсудимые, которые находятся за пределами России, своих представителей на суд не прислали, их интересы защищают адвокаты по назначению.

Два раза по девять

Компания «Дальняя степь» наряду с другими калмыцкими фирмами, аффилированными с Hermitage Capital Management, уже фигурировала в суде.

Тогда, в июле 2013 года, подельником Браудера выступал юрист фонда Сергей Магнитский, признанный виновным в уклонении от налога на прибыль более чем на полмиллиарда рублей.

Дело Магнитского суд прекратил в связи с его смертью в следственном изоляторе в 2009 году, а Браудера по двум эпизодам организации уклонения от уплаты налогов приговорил к девяти годам лишения свободы.

Тогда, как и на этот раз, приговор Уильяму Браудеру был вынесен заочно — он, как и Черкасов, проживает в Лондоне, и власти Соединенного Королевства отказываются выдать его России. В 2014 году Москва объявила бывшего «инвестора номер один» в международный розыск.

Интерпол неоднократно отклонял запрос России на установление его местонахождения, и 22 октября Россия в одностороннем порядке поместила его имя в список розыска международного бюро. Вскоре Браудер заявил, что после этого Соединенные Штаты аннулировали его визу.

Тогда же, в октябре, Министерство юстиции и общественного порядка Кипра заявило, что правовое сотрудничество с Генеральной прокуратурой России по уголовным делам, в которых фигурирует Браудер, продолжается: иск зарегистрирован в суде.

Однако дальнейшие действия приостановлены в ожидании приговора Тверского суда.

В США «дело Браудера» вызывает совсем другую реакцию. По словам генерального прокурора России Юрия Чайки, российская и американская прокуратуры наработали «очень хорошие контакты», но как только речь заходит об Уильяме Браудере, все кончается ничем. «Здесь тупик», — сказал Чайка.

По словам генпрокурора, он направил в Штаты более тысячи страниц документов о преступлениях Браудера в России с призывом возбудить против него уголовное дело.

Вместо этого США фактически возбудили дело против самой России, создав в 2010 году известный «список Магнитского», а в декабре 2012-го — приняв «закон Магнитского».

«Легенда» и «спекуляции»

После того как в 2009 году аудитор Hermitage Capital Management Сергей Магнитский скончался от сердечного приступа в СИЗО «Матросская тишина» и Браудер оказался под следствием в России, он развернул бурную деятельность, чтобы перевернуть ситуацию с ног на голову.

В тех мошеннических схемах, которые инкриминировались ему и Магнитскому, он обвинил российских чиновников. А заодно придумал версию о насильственной смерти своего сотрудника.

«Этим воспользовались политики в США. Им нужен был повод надавить на Россию, и Браудер этот повод придумал. Достоверность никого не интересовала», — рассказывает Весельницкая.

После выступления инвестора в конгрессе американские законодатели проголосовали за создание так называемого «списка Магнитского», закрыв въезд в свою страну 60 российским должностным лицам, виновным, по их мнению, в смерти аудитора. То же самое проделал и Европарламент.

Любопытно, что в Госдепартаменте не верили Браудеру, считали его версию «дела Магнитского» «легендой» и «спекуляцией». Об этом прямо писал своим коллегам руководитель русского отдела разведки Госдепа Роберт Отто. Но при этом публично Браудера всячески поддерживали.

В дальнейшем список неоднократно пополнялся — тем более что два года спустя Барак Обама подписал «закон Магнитского», имеющий расширительное значение и создающий механизм, позволяющий государственному секретарю США включать в него любых иностранных граждан, подозреваемых в коррупции и иных преступлениях. Причем без согласования с конгрессом.

Последнее пополнение списка произошло в нынешнем декабре — в него Минфин США внес пятерых российских граждан, в числе которых оказался и действующий глава Чеченской Республики Рамзан Кадыров, не имеющий даже отдаленного отношения к тому, что произошло с Сергеем Магнитским.

В Вашингтоне сочли, что Кадыров допускает «грубые нарушения, признанные всем мировым сообществом, прав человека», таких как «свобода вероисповедания, свободное выражения мнения, собрания, права на справедливый суд и демократических выборов в России».

Для Рамзана Кадырова попадание в «список Магнитского» обернулось удалением его аккаунта в социальной сети Instagram, на который были подписаны полтора миллиона пользователей.

Таким образом, имя Сергея Магнитского стало за Западе нарицательным, и вся ситуация полностью утратила свой первоначальный смысл. В итоге Браудер, чья вина в организации крупнейших налоговых преступлений в России давно доказана, превратился там в «жертву режима».

Автор: Владимир Ардаев


НАВЕРХ СТРАНИЦЫ