default-logo

Иран раздора: Совбез ООН обсудил ситуацию в Исламской республике



Иранский народ должен сам решать свою судьбу, а не с оглядкой на «мировых жандармов»

— Как слышно? Приём! — мы с коллегой переговариваемся, находясь в противоположных углах исфаханской Мечети Имама — одном из самых величественных культовых сооружений во всем Иране, находящемся на знаменитой Площади Накш-э Джахан, объекте Всемирного наследия ЮНЕСКО.

Иран раздора: Совбез ООН обсудил ситуацию в Исламской республике

Иран раздора: Совбез ООН обсудил ситуацию в Исламской республике

Возведенная в первой половине XVII века, эта мечеть поражает своей неземной красотой и секретом инженерной мысли: говоря шепотом в ее отдаленных углах, прекрасно слышишь собеседника.

Впрочем, для русского человека это — не диковинка. Подобные секреты знали и мастера русского храмового зодчества, пока не растеряли (когда наши дворяне увлеклись творчеством всевозможных растрелли).

Иранский режим «взят на карандаш»: мир будет смотреть за тем, что вы делаете! — постпред США при ООН республиканка Никки Хейли куда презентабельнее своей предшественницы — оголтелой демократки Саманты Пауэр.

И даже кажется, что чуть лучше понимает Восток (все ж таки родилась в семье индийских сикхов). Но позиция «мировых жандармов» — Соединенных Штатов и Соединенного Королевства в Совете Безопасности ООН лишена тонкостей и нюансов: власти Ирана «нарушают права человека», а значит…



Что это значит, мир прекрасно знает на примерах многих стран, посмевших вести независимую внешнюю и внутреннюю политику: от Югославии (и где та Югославия?) до Ливии (где та Ливия?) и Сирии. На Сирии «жандармы» таки споткнулись. Совершенно неожиданно для себя. Благодаря русско-иранским солидарности и боевому братству. А если так, то:

— Цветную революцию заказывали?

Тегеранский базар — крупнейший крытый рынок во всем мире. Его коридоры простираются на десяток километров. Останавливаемся с коллегой у огромного, в несколько ведер, самовара:

— О! Самовар!

— И по-нашему «самовар»! — откликается наш гид.

— Ну что, чайку? — смеемся мы.

— И по-нашему «чайку»! — подмигивает иранец.

Вообще взаимопроникновение русской и персидской культур — куда глубже, чем то, что ни в Тегеран, ни в Исфахан, ни даже на курортный остров Киш, что в Персидском заливе, не стоит «ехать со своим самоваром».

— Они нам еще за Грибоедова ответят! — скажет иной острослов, знакомый с грибоедовскими жизнью и творчеством — в лучшем случае — из школьной программы.

— Они ли?!

Конечно, в истории русско-персидских отношений бывало всякое. Но историк и издатель Сергей Дмитриев, получивший в 2017 году Макариевскую премию за книгу «Последний год Грибоедова. Триумф. Любовь. Гибель: Историческое расследования», детально обосновал: трагически известная резня в русском посольстве Тегерана в 1829 году была спровоцирована… Нетрудно догадаться, кем: «нашими западными партнерами».

— Соединенное Королевство серьезно обеспокоено ситуацией в области прав человека в Иране…

В одном из центральных районов Тегерана есть Площадь Палестины. Небольшой памятник бойцам интифады: подросткам с поднятыми сжатыми кулаками, чем-то напоминающими юного Давида (будущего царя) с его пращой перед гигантским Голиафом.

Наверное, народ Ирана в годы блокады, когда ради «прав человека» весь «цивилизованный мир» пытался экономически задушить посмевшую жить по своим традиционным законам Исламскую республику, воспринимал себя примерно так же. Но в последние годы ситуация изменилась. И не только из-за ядерной сделки.

— Вы распыляете энергию Совета. Вместо того, чтобы направить ее на разрешение острых кризисных ситуаций в Афганистане, Сирии, Ливии, Ираке, Йемене, КНДР, на Африканском континенте, вы предлагаете заняться вмешательством во внутренние дела государства, — это Виталий Небензя, российский Постпред при ООН.

— Члены Совета Безопасности ООН не должны вмешиваться во внутренние дела Ирана на фоне акций протестов в стране, — вторит русскому коллеге Постпред Китая У Хайтао.

— Изменения придут в Иран не извне, а от самого иранского народа, — а это уже… французский (!) Постпред Франсуа Делаттр.

У «мировых жандармов» «что-то пошло не так»?

Хотелось бы надеяться. Тем более, что уличные протесты в Иране уже улеглись. Народу же Ирана, долготерпеливому и мудрому, хочется пожелать мира и благоденствия. Прорвемся. Вместе.

Ведь несмотря на нашу столь разную историю, русско-персидские отношения насчитывают куда больше столетий, нежели заокеанская держава, пытающаяся навязать свою волю столь древним государствам-цивилизациям.

Ну а на центральных площадях Москвы, Тегерана и Дамаска обязательно появятся памятники нашим общим героям, которые плечом к плечу одолели второе по значимости историческое зло после гитлеровского нацизма. «Мировые жандармы» против?

Что ж, тем хуже для них.

Автор: Михаил Тюренков


Подписывайтесь на канал "Stockinfocus" в Яндекс.Дзен, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.