default-logo

Последствия милитаризации Евразии



Почему создаётся новый военно-политический климат, который нарушит однополярную модель США.

К сожалению, военно-политические процессы в Евразии приобретают довольно негативные тенденции. Это и резкое увеличение военных расходов, и конкретная милитаризация ряда регионов, особенно выраженная, как ни удивительно, в Прибалтике и Восточной Европе.

Последствия милитаризации Евразии

Последствия милитаризации Евразии

Если исследовать эти процессы по финансам, они довольно противоречивы, но это и понятно: многие цифры прячутся правящими элитами в других областях расходов. Но посмотрим хотя бы примерно

Лидером по военным расходам остаются США. Президент страны Дональд Трамп увеличил расходы на оборону в 2018 году на 9%, или на 54 млрд долларов. Расходы на оборону стран Западной Европы растут второй год подряд — в прошлом году они увеличились на 2,6%.

Лидером в этой гонке являлась Италия (увеличение на 11%). Аналогичная картина наблюдается в странах Центральной Европы, которые в прошлом году увеличили расходы на 2,4%.

Итак, на первом месте США (увеличение до 700 млрд долларов), на втором — Китай (увеличение на 5,5% — до 250 млрд долларов). В целом мировые военные расходы уже в 2017 году составили 1 686 млрд долларов, или 2,2% мирового ВВП.

На Ближнем Востоке их доля в ВВП была наиболее высокой и составила в среднем около 6% ВВП. Самые низкие показатели были в Северной и Южной Америке — примерно 1,4% от ВВП.

В 2017 году Россия, несмотря на финансовые затруднения, увеличила свои военные расходы на 6% — до 70 млрд долларов, оказавшись на третьем месте в списке стран по оборонному финансированию. Но тут же отметим, что 55% российского военного бюджета ушло на финансирование государственной программы обновления вооружения и техники.

В 2018 году ожидается уменьшение оборонных расходов в РФ, но только за счёт новых вооружений, особенно если принять во внимание закрытие программы железнодорожных ракетных комплексов.

Рост расходов во многих странах Центральной и Восточной Европы отчасти объясняется восприятием России как страны, представляющей возросшую угрозу. И это несмотря на то, что военные расходы России в 2017 году составили всего 27% от общего объёма военных расходов европейских членов НАТО.



Нельзя не принимать во внимание, что милитаризация Европы по американскому образцу принимает свои чёткие значения. Д. Трамп когда-то заявлял о равных расходах на безопасность, но уже этим летом США «в рамках очередной ротации сил операции Atlantic Resolve» отправят в Европу первую танковую бригаду с её ярким названием Ironhorse («Железный конь»), которая входит в состав 1-й кавалерийской дивизии (но не надо думать, что это кавалеристы).

Как прокомментировали в самой миссии США при НАТО, эта дивизия имеет постоянную дислокацию в Форт-Худе в Техасе. Яркий пример милитаризации Европы по американскому образцу.

Прекрасно понимаем, что на данный момент Европа несамостоятельна в военном отношении, и главной военной структурой на территории Европы остаётся НАТО, но под полным покровительством США.

Это не первый «троянский конь», которого отправляют американцы в Европу. В операции Atlantic Resolve, проводимой с 2014 года, сухопутные силы США принимают участие в учениях в нескольких вам знакомых государствах: Польше, Литве, Латвии, Эстонии, Румынии, Болгарии и Венгрии. География знакома?

Стоит напомнить, что Atlantic Resolve — якобы ответ на «российские действий в Донбассе». На самом деле это повод развернуть военные силы в Центральной и Восточной Европе.

Как поясняет американская сторона, «учения улучшают совместную координацию, укрепляют отношения и доверие союзнических армий, способствуют региональной стабильности и демонстрируют американские обязательства в рамках НАТО». То есть, понимая их смысл, милитаризация региона и есть «стабилизация»?

В то же время на территории Евразии находится в разработке и идёт более масштабный и тревожный проект милитаризации этого региона. Вот уже настал переломный момент для европейской системы безопасности всего периода после окончания холодной войны.

Но военизированная политика Западной Европы относительно Украины не является спонтанным ответом на разразившийся кризис — это стало возможным благодаря долгосрочной программе НАТО по наращиванию своего военного потенциала.

И тут уже естественно, что военный подход России начинает играть всё более важную роль и в её региональной дипломатии, так как Москва стремится закрепить своё доминирование в Евразии.

Эта задача осуществляется посредством широкомасштабных переводов военной техники и вооружений в рамках Организации Договора о коллективной безопасности (например, только в 2013 году Кыргызстану было выделено вооружения и техники на сумму свыше 1 миллиарда долларов, Таджикистану досталось 200 миллионов долларов), а также получения прав на использование зарубежных военных баз.

Последние годы оказались богатыми на активные действия американцев в Европе. В июне в акваторию Чёрного моря ввели ракетный эсминец ВМС США «Портер» в рамках той же программы. Atlantic Resolve также предполагает регулярное присутствие на военных платформах в Эстонии, Литве, Латвии, Болгарии и Венгрии.

Мы можем подчеркнуть, что, помимо «игры мускулами», есть и другая причина «проблемной» милитаризации Европы — сложность транспортировки военных грузов через европейские границы.

Представляете, что речь идёт всего лишь о так называемом «военном шенгене», чтобы страны Евросоюза держали открытыми границы для перемещения сил НАТО.

Как заявил в октябре 2017 года генсек НАТО Йенс Столтенберг, комментируя «бюрократические барьеры» для переброски сил альянса, «это ключевой вопрос как внутри НАТО, так и в сотрудничестве между НАТО и Европейским союзом».

Самое интересное, что в силу бюрократических причин этот вопрос ещё так и не решился. Видимо, это репродукция 2018 года (плюс поднятие мостов для переброски военной техники).

К началу сентября 2017 года будущее ЕС стало ещё более туманным и неопределённым. Франко-германский союз закачался по причине потери популярности Э. Макрона и А. Меркель. Споры о реформировании ЕС продолжаются. Брюссель назвал пять проблем, от решения которых зависит будущее ЕС: миграционный вопрос, польский вопрос, британский вопрос, экономическая перспектива и европейское лидерство.

Везде присутствует военный вопрос. Однако время работает против Брюсселя: доверие к его предложениям у граждан стран — членов ЕС постоянно снижается. Восточноевропейские члены ЕС опасаются, что Париж и Берлин решат проблемы ядра Евросоюза за счёт них.

В этой ситуации универсальным средством остаётся акцентирование темы безопасности для сплочения союза. Берлин и Париж, судя по решениям последних месяцев, нацелились именно на это.

Уже учреждён Европейский оборонный фонд, финансирование которого составит 5,5 млрд евро в год, начиная с 2020 года. Деньги пойдут в основном на заказы для военно-промышленного комплекса. Означает ли это поворот ЕС к милитаризации? Во всяком случае это попытка возродить (или создать) единые вооружённые силы Европы.

В этом контексте Европейский союз вынужден «назначить на должность врага» как можно более серьсзного противника, иначе не получится сделать тему безопасности каждодневной и ведущей по отношению к РФ.

К сожалению, вместо ДАИШ (ИГИЛ) на такую роль ЕС вслед за США стремится назначить Россию. Это удобно по многим аспектам, главный из которых в том, что Россия в действительности как раз и не представляет реальной военной угрозы для ЕС. Для пресловутого вторжения в Прибалтику или Восточную Европу попросту отсутствует рациональное объяснение.

Данный выбор неудачен даже в контексте антироссийских санкций между ЕС и США и роста террористических угроз, разрешение которых на самом деле требует сотрудничества стран ЕС с РФ, от которого они таким образом отказываются. Тем не менее обнародованные планы альянса ещё раз свидетельствуют о том, что ЕС попытается консолидироваться за счёт акцентирования темы своей безопасности.

Почти через 30 лет после развала СССР создаётся новый военно-политический климат, который нарушит однополярную установку США.

В первую очередь перемены уже видны в увеличении расходов на оборону и модернизацию вооружённых сил по всему региону. Но за всеми этими тенденциями стоят более глубинные социально-политические процессы.

Наращивая всенародную поддержку военно-политических подходов к разрешению споров с соседними странами, государства региона рассчитывают проводить, как ни странно, либеральные реформы и заново военизировать отношения государства с остальными членами сообщества ООН.

Автор: Александр Тиханский





Загрузка...