default-logo
WWF Russia.

Греция потребовала от Германии репараций за Вторую мировую войну



Президент и премьер-министр Греции, принимая в Афинах канцлера ФРГ Ангелу Меркель, поставили перед главным греческим спонсором вопрос о «репарациях» за минувшую войну, в которую греки вступили на стороне противников Германии.

Проблема «репараций» за Вторую мировую войну, в которую Греция вступила в конце 1940 года на стороне противников Германии, неизбежно всплыла в ходе визита в Афины канцлера ФРГ Ангелы Меркель.

Греция потребовала от Германии репараций за Вторую мировую войну

Греция потребовала от Германии репараций за Вторую мировую войну/ Фото: Everett Historical / Shutterstock.com

Она обсуждалась в числе прочих в ходе переговоров федерального канцлера с президентом республики Прокописом Павлопулосом и премьер-министром Алексисом Ципрасом.

Данная тема, на самом деле очень сложная и неоднозначная, является в Греции крайне популярной в народе, особенно после разразившегося в 2010 году и сделавшего греков нищими финансового кризиса, из которого страна не вышла до сих пор.

Поэтому совершенно не удивительно, что глава государства и особенно правительства Греции подняли её в год парламентских выборов, которые могут полностью изменить политический ландшафт страны и иметь серьёзные региональные последствия.

Что сказал Павлопулос?

Принимая Меркель в президентском дворце, Павлопулос на телекамеры заявил о намерении добиться выплаты «репараций» за преступления, совершённые нацистами в Греции в годы Второй мировой войны.

«Мы считаем, что эти требования Греции являются действующими с юридической точки зрения и поддающимися взысканию в судебном порядке. Этот вопрос должен быть разрешён на компетентном юридическом форуме на основе международных и европейских культурных ценностей», — заявил в присутствии немецкой гостьи греческий президент.

Меркель отреагировала на это в обтекаемых фразах, ничего не сказав по существу. Немцы, по её словам, признают «абсолютную ответственность» за историческое прошлое и готовы «сердечно помогать Греции к выгоде обоих народов», после чего обратилась к другим, более актуальным темам – региональным и экономическим, из-за которых она, собственно, и приехала в Афины.

Что сказал Ципрас?

Вопрос о репарациях поднимался и в ходе переговоров Меркель с Ципрасом, который сделал свою политическую карьеру на резкой критике отношения Германии к греческому долговому кризису, вполне разделяя мнение большинства греков о том, что за их временное процветание в кредит должны заплатить немцы.

Что тем, в общем-то, и пришлось сделать, но не в той форме, как хотелось бы греческому народу. На этот раз Ципрас повёл Меркель в ресторан и был с ней любезен, хотя в прошлом сравнивал её с Гитлером: греческим левакам вообще очень полюбились плакаты с изображением канцлера ФРГ в нацистской форме со смачной повязкой со свастикой на рукаве мундира.



Ципрасу как лидеру одной из ведущих политических партий Греции, которой скоро предстоит пройти «чистилище» выборов, было особенно важно поднять тему о «репарациях».

Он заявил, что Греция не забыла «не поддающиеся списанию нерешённые вопросы, которые оставила история, как, например, возмещение нанесённого ущерба и взятый (захватчиками из хранилищ Банка Греции в виде золота и денег – прим. Царьграда) принудительный оккупационный заем».

Греческие требования

Председатель парламента Никос Вуцис пообещал в сентябре прошлого года, когда возникла угроза досрочных выборов, что Греция реализует «политику выдвижения требований на международном, межпарламентском, межгосударственном и юридическом уровнях, чтобы были получены компенсации, пусть даже по прошествии стольких лет».

За день до прибытия Меркель в Грецию Национальный совет по долгам Германии выпустил заявление с требованием к Берлину «выплатить долги Германии перед Грецией (компенсация жертвам нацистских злодеяний, репарации государству за разрушение и разграбление страны, погашение оккупационного кредита и похищенные культурные ценности)».

Эти требования названы в документе «минимальным актом восстановления справедливости за неотъемлемые преступления против человечности, совершённые немецкими оккупационными войсками в Греции, уничтожение сотен тысяч людей в результате террора, голода, массовых казней и Холокоста».

В числе обвинений фигурирует также «попытка национального раздела Греции» и «жестокая политика… против всего народа, национального освобождения и антифашистского сопротивления», что в совокупности, согласно «распространённому сейчас мнению», … «серьёзно подорвало будущее нашей страны».

Иными словами, на немцев, которые оккупировали в 1941-1943 годах меньшую часть Греции (вместе с итальянцами и болгарами) и ещё год — всю страну полностью, хотят свалить не только общие грехи прошлого, но и нынешние беды Греции.

Оценено всё это греками в кругленькую сумму. Согласно Минфину, «долг, который связан с репарациями, составляет 278,7 миллиарда евро, из которых 10,3 миллиарда — это так называемый принудительный оккупационный заем, а все другие суммы связаны с компенсациями отдельным лицам или по инфраструктуре».

Стоит также отметить, что в стремлении монетизировать историю в выгодной для себя версии греки кооперируются с поляками, которые тоже выдвинули немцам недавно требования «репараций», которые колеблются от около 50 миллиардов долларов до 850 миллиардов.

Ничего не получат, но будут настаивать

Правительство ФРГ, признавая ответственность немцев за нацистские преступления, хотя уже пора бы перестать это делать, так как нынешние поколения немцев ни в чём не виновны, неоднократно заявляло, что считает закрытым с юридической и политической точек зрения вопросы выплаты репараций Греции и Польше.

Греции они уже были выплачены, Польша в своё время от них отказалась сама. Зато обе страны в течение десятилетий получили от ФРГ многие миллиарды марок и евро, по причине чего очень хорошо жили. Полякам – в отличие от пустивших всё на потребление греков – удалось за счёт этого укрепить свою экономику и обеспечить нынешнее относительное благосостояние.

Понятно, что ни поляки, ни греки, не пострадавшие в годы минувшей войны больше, чем народы СССР или Югославии и не внесшие сопоставимого с ними вклада в победу над Германией (Варшава вообще была одним из зачинщиков той войны), не получат от немцев никакой компенсации и будут использовать эту тему лишь во внутриполитических целях.

А должны ли вообще немцы платить?

Что же касается моральной и материальной ответственности немцев за разрушения и гибель мирных жителей в Греции в годы войны, совершённые там преступления, то тут – объективности ради – следует проявлять осторожность.

Германия не желала вступления Греции в войну и всячески пыталась удержать своего союзника — Италию от нападения на неё. В условиях мировой войны в Берлине не могли игнорировать, что греческое правительство передало объявившей Германии войну Британии остров Крит для размещения там британских баз, флота и войск, что Афины пригласили позднее в страну британский экспедиционный корпус.

Только после этого немцы вошли в Грецию, причём греческая армия, мужественно воевавшая с итальянцами, немцам почти не сопротивлялась. Ущерб в ходе войны промышленным и инфраструктурным объектам (75% и соответственно 50% из них якобы были уничтожены), реквизиции продовольствия, жесткие антипартизанские операции – этим занимались все участники мировой войны, не только немцы.

Они вообще, например, не бомбили Афины. Зато это делали англичане в 1944 году, воюя после ухода гитлеровцев с прокоммунистическими греческими партизанами.

Причём, что сегодня обычно забывают, далеко не все совершённые тогда преступления считались преступлениями с точки зрения существовавшего в те годы международного права. Все репрессии против партизанских районов осуществлялись оккупантами в отместку за вылазки партизан.

Вина за смерть нескольких сотен тысяч греков от голода в первые годы оккупации лежит отчасти на местных администраторах (в Греции было в те годы коллаборационистское правительство, в котором не было лишь министра иностранных дел), их нераспорядительности и коррупции.

Поэтому обвинять сегодня во всех греческих бедах одних немцев — значит фальсифицировать историю…

Зачем Меркель всё это выслушивала?

Главным практическим вопросом в ходе завершившегося в пятницу визита Меркель в Афины было предстоящее голосование в греческом парламенте по Преспанскому соглашению – об изменении названия Македонии, открывающему ей путь в ЕС и НАТО. Ожидаемый провал правительства Ципраса при попытке добиться его ратификации, потому что подавляющее большинство греков возмущено сохранением слова «Македония» в названии соседней страны, поставит на повестку дня досрочные выборы.

На совместной пресс-конференции с греческим премьером журналисты попросили Меркель прокомментировать заявление лидера ведущей греческой оппозиционной партии «Новая демократия» Кириакоса Мицотакиса, обвинившего правительство Ципраса в «грязной сделке».

Лидер оппозиции, намеренный голосовать против соглашения, имел в виду «добро» со стороны Афин на Преспанское соглашение со Скопье в обмен на отказ западных кредиторов Греции от запланированного в 2019 году очередного сокращения грекам пенсий.

«Нет никакой связи между работой по государственному наименованию и темами экономических реформ, — заявила Меркель. — В любом случае это неправомерная постановка вопроса, и я очень удивлена, что мы должны говорить о чем-то подобном».

Она отметила, что не хотела бы «вовлекаться в различные проекты политических партий в Греции», а просто желает высказаться в поддержку этого соглашения, поскольку «это будет в интересах Северной Македонии, Греции, а также всего Европейского союза».

В общем, очень скоро мы увидим, какие «печеньки» привезла Меркель в Афины и смогла ли канцлер ФРГ уговорить греческие политические верхи попытаться пропихнуть через парламент выгодную ЕС и НАТО сделку со Скопье. Ради этого можно было и повыслушивать обидные речи греков о «репарациях», сохраняя на лице неискреннюю улыбку.

Автор: Сергей Латышев





Загрузка...

Подписывайтесь на канал "Stockinfocus" в Яндекс.Дзен, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.