Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Валютный курс не важен? Центробанк не заметил обвала рубля

Центробанк России опубликовал очередной потрясающий документ – Доклад о кредитно-денежной политике, 57 страниц победных финансовых реляций в стране с гибнущей экономикой.

ЦБ не заметил падения рубля

В своём вступительном слове к докладу глава ЦБ Эльвира Набиуллина подробно рассказывает о том, как хорошо идёт борьба с инфляцией – по итогам года она составит 3,9–4,2%. Тот факт, что рубль за 2020 год подешевел относительно доллара более чем на 25%, она не упоминает.

Глава ЦБ России Эльвира Набиуллина
Глава ЦБ России Эльвира Набиуллина. Фото: ТАСС

Фраза об этом звучит крайне общо: «Произошедшее ослабление рубля ещё продолжает влиять на темп роста цен. Это видно в первую очередь в непродовольственных товарах» (стиль, конечно, корявый, но не будем придираться).

То есть Набиуллина утверждает, что рубль уже ослаб и больше так не будет. Документ подготовлен по итогам заседания Совета директоров Центробанка 23 октября, то есть текст датирован примерно 25 октября, как раз когда рубль вновь пошёл вниз – эти цифры в доклад уже не попали, зато Эльвира Сахипзадовна попала пальцем в небо.

Среди пяти факторов, влияющих на финансовое положение в стране, курс рубля Набиуллина рассматривает короче всех, буквально мимоходом:

Инфляционные ожидания населения и предприятий повысились. Они отчасти реагируют на курсовые колебания. Бизнес также отмечает рост издержек.

И во вступительном слове, и в основном тексте документа несколько раз в разных формах повторяется совершенно прекрасное утверждение – в росте инфляции виновато не падение рубля, а, внимание, «инфляционные ожидания предприятий, связанные с волатильностью рубля».

Из этого следует, что если бы предприятиями управляли идиоты, не обращающие внимания на курс рубля, то ничего бы и не случилось. И производители поднимают цены не из-за того, что всё вокруг дорожает, а просто чтобы назло Центробанку разогнать инфляцию.

Из доклада можно сделать вывод, что рубль существует как-то сам по себе, в отрыве от реальности, а инфляция – это финансовый показатель, рассчитываемый мудрецами с помощью магических заклинаний.

Они, похоже, не догадываются, что мы ходим в магазины и способны оценить, насколько сильно дорожают сейчас сугубо продовольственные товары, на иные мы вообще стараемся не смотреть (в докладе это деликатно названо «исчерпанием отложенного спроса»).

Вот и подсолнечник, без масла из которого трудно представить российский дом, бьёт очередные рекорды цен. Но Центробанк этим совершенно не озабочен: он констатирует лишь «хороший урожай основных культур».

Валютный курс не важен?

А так ли нужна борьба с инфляцией в виде «жёсткой монетарной политики»? При снижении курса национальной валюты относительно мирового стандарта, которым, хотим мы этого или нет, является доллар, рост инфляции зачастую лучше для людей, чем полное её отсутствие!

При инфляции денежная масса поспевает за изменившимся курсом, растут цены и доходы, в результате по долларовому исчислению мы остаёмся примерно в той же реальности, хотя, безусловно, торговые монополии и банковские инсайдеры свой кусок от нашего благосостояния отщипнут. При отсутствии инфляции мы остаёмся с теми же зарплатами при сильно выросших ценах на всё импортное.

ЮАР, Индонезия, Мексика оправляются от валютного шока, Индия вообще обошлась без него, даже сильно пострадавшая Бразилия стабилизировалась – и только Россия под заботливым руководством Центробанка опускает и опускает свой многострадальный рубль.

Обитатели элегантного здания на Неглинной пытаются убедить нас, что курс не важен – видимо, Россия давно достигла автаркии, полностью обеспечивает себя всем необходимым и контролирует все связанные с этим производственные циклы. Но это, к сожалению, чушь.

Практически нет у нас своей бытовой электроники – собрать корпус ещё можем, но начинка будет китайской. Не потому что мы такие тупые – просто так дешевле и безопаснее.

Слабо у нас с машиностроением – огромное количество комплектующих закупаются за рубежом.

Полная беда с лекарствами сложнее аспирина (хотя и он бывает импортным): закупаем если не сам препарат, то его ингредиенты. А в рамках борьбы за импортозамещение выпускаем откровенные фуфломицины, получающие преимущество на государственных закупках ввиду «высокой локализации производства».

Велик импорт, в том числе «серый», текстиля и обуви.

С продуктами питания дела существенно лучше – доля импорта снижается, в том числе и из-за подорожания доллара. Но, к сожалению, принятые в целях импортозамещения чрезмерно либеральные требования к качеству зачастую делают продукты из низшего ценового сегмента невкусными, а порой и небезопасными. Кроме того, по климатическим причинам многие сельскохозяйственные культуры у нас просто не растут.

По тем же самым причинам Россия обречена на острый дефицит пляжного отдыха, а это, на минуточку, не роскошь, а необходимость – лучший способ восполнить дефицит жизненно необходимого витамина D.

Всё это неизбежно дорожает вслед за долларом. Но Центробанк никоим образом не озабочен: подорожание, кажется, он считает проблемой Росгвардии, которая в случае чего успокоит вышедших на улицы обнищавших людей.

Реальный рост цен в магазинах по итогам 2020 года будет куда выше, чем насчитанные неглинными мудрецами 4,2%.

Судя по докладу, идеалом Центробанка является нулевое потребление, при котором инфляции вообще нет. Это прекрасно коррелирует с мечтами определённых кругов (например, Римского клуба) о сокращении населения планеты – и Банк России, встроенный в мировую систему центробанков, контролируется именно этими кругами.

Такой Центробанк нам не нужен!

Автор: Михаил Мельников

Mission News Theme от Compete Themes.