default-logo

Сергей Алексашенко: пособие для школы МВА — кейс Кудрина-Костина



Сергей Алексашенко: пособие для школы МВА - кейс Кудрина-КостинаЯ бы и хотел временно оставить тему Банка Москвы в покое – на какое-то время, пока новых событий не случится, но не дают. На этот раз с решительными заявлениями относительно «преступлений» бывшего руководства Банка Москвы выступил лучший министр финансов всех времен и народов. Очень грубо два вывода. Во-первых, господин Кудрин вообще обошел своим вниманием грубейшие нарушения неписанных правил проведения сделок со стороны руководства ВТБ, в целом, и возглавлявшегося им Наблюдательного совета банка, в частности. Это не просто примечательно, это – откровенная попытка свалить ответственность «с больной головы на здоровую». Во-вторых, заявление российского министра финансов явно говорит о том, что он настолько засиделся в чиновничьем кресле, что, вообще, не представляет себе «как жизнь устроена». Т.е. не вообще жизнь, а жизнь в бизнесе, и особенно в том, какие методы защиты могут использоваться при рейдерских атаках (враждебных поглощениях).

Непосредственно к этой теме примыкают и многочисленные высказывания о том, что, мол, прежнее руководство Банка Москвы разворовало его задолго до прихода ВТБ, и что последнему чуть-ли не благодарственную грамоту нужно выдать за его готовность спасать банкрота. Понимая, что всей информации у меня нет, я, тем не менее, беру на себя смелость реконструировать случившееся именно с точки зрения анализа того, как защищался Андрей Бородин, где и когда сделали ошибки прикрывавшиеся государственными интересами рейдеры из ВТБ, когда именно Банк Москвы стал фактическим банкротом. Т.е. что бы сказал я, выступая перед слушателями школы МВА. Итак, по порядку.




Подписывайтесь на канал "Stockinfocus" в Яндекс.Дзен, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.  

С согласия или с попустительства прежнего мэра Москвы Borodin&Co отстроили весьма своеобразную бизнес-модель в Банке Москвы. Основным источником пассивов и ликвидности у Банка были средства населения и средства города и городских организаций, а вот кредитовал банк, в основном, активы, принадлежавшие менеджменту Банка (а, может быть, и ещё кому-то). Я не могу обсуждать качество этих активов – думаю, были они не слишком плохие, иначе, зачем с ними связываться, но требовали значительных инвестиций для своего запуска/развития. Такими могли быть, например, девелоперские проекты или какие-либо промышленные предприятия. Как это традиционно водится у российских инвесторов все проекты получали кредиты на оффшоры или компании-однодневки, но при этом сами активы переходили в залог банку. Такие схемы без проблем принимаются аудиторами и надзорными органами и не ухудшают рейтинга банка. То есть с точки зрения финансовой устойчивости вряд ли у Банка Москвы в тот момент были серьезные проблемы. Внимание надзора должны были бы привлечь концентрация риска на связанных заемщиков, но, видимо, Центральны банк поленился раскапывать то, что было известно всему рынку. Еще одна надзорная проблема – длинные кредиты и короткие пассивы – тоже должна была бы насторожить «надзирателей», но не насторожила.

Параллельно с этим Borodin&Co потихоньку прибирали к рукам акции банка, видимо, надеясь в какой-то момент довести свой прямой и непрямой пакет до равного тому, что находился в собственности города. А это, напомню было чуть меньше 47%. И в этот момент пора перейти к рейдерской акции, осуществленной ВТБ, и к бизнес-ошибкам, как их называет, Алексей Навальный, «эффективных менеджеров».

Во-первых, они решили осуществить недружественное поглощение. Недружественное по отношению к менеджменту банка и по отношению ко второму крупнейшему акционеру. Во-вторых, они забыли известное российское правило, что 51%=100, а 49%=0 и спешно купили 47% акций аж за 103 млрд.рублей. В-третьих, ВТБ не смог одновременно с приобретением акций сменить руководство Банка Москвы и, следовательно, не получил контроля «за подписью и печатью». В-четвертых, похоже, они не провели необходимой должной проверки (due diligence) в банке для оценки рисков, положившись на мнение аудиторов и оценщиков.

Поставьте теперь себя на место Borodin&Co и подумайте, что бы вы стали делать. Только что у вас в управлении находился банк, который оценивался в несколько миллиардов долларов, который вы успешно использовали для развития своего бизнеса. И тут вам предлагают ото всего этого счастья отказаться. Причем в грубой и циничной форме, и, как в России положено, с прокурорами и ментами. Извините, с полицаями. Любой, подчеркну, любой нормальный менеджер в любой, даже в самой прекрасной компании, под угрозой недружественного поглощения должен 1) попытаться защитить свои личные интересы, 2) сделать процесс поглощения как можно более болезненным для хищника, 3) придать жертве такой вкус, чтобы хищник, если её не выплюнул, то получил бы сильное расстройство желудка.

Что с изяществом и успехом было проделано Borodin&Co (не берусь оценивать законность всех действий, для этого нужно иметь доступ к первичным документам) – для этого понадобилось совсем немного. Просто банк отказался от залогов по выданным кредитам, и эти кредиты одномоментно из хороших стали помоечными, их цена сегодня, скорее всего, составляет ноль. В результате, Borodin&Co, как бенефициары всех кредитовавшихся бизнесов, фактически получили прощение долгов и, следовательно, обогатились то ли на 150, то ли на 350 («здесь «эффективные менеджеры» путаются в показаниях) миллиардов рублей. Ну а Банк Москвы приобрел «дырку» в балансе такого же размера – для справки: на последнюю дату, на которую у банка имеется отчетность по МСФО (простите коллеги из ЦБ – верить российской отчетности категорически отказываюсь), на 30 сентября прошлого года (вот она ирония судьбы – практически совпадает с датой отставки Ю.Лужкова) капитал банка (его собственные средства) составлял без малого 117 млрд.рублей. То есть Банк Москвы потерял в одночасье, как минимум, полтора своих капитала. Это даже не банкротство, это – п…ц!

И случилось это уже в тот момент, когда главным акционером Банка Москвы был ВТБ. То есть ВТБ, вообще-то, обязан отразить в своей отчетности на 30 марта, конец первого квартала, убытки в размере тех самых 103 миллиардов рублей, что составляет чуть менее 20% капитала самого ВТБ на начало текущего года или в два раза больше его прибыли за прошлый 2010-й год.

Неплохой получается кейс для российских бизнес-школ. Я бы ввел его в обязательную программу, потому как так бизнес вести нельзя. Даже если партнеры в этом кейсе – министр финансов и руководитель второго по величине банка страны.

Сергей Алексашенко
Все материалы Сергея Алексашенко на stockinfocus.ru



Подписывайтесь на канал "Stockinfocus" в Яндекс.Дзен, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.  
НАВЕРХ СТРАНИЦЫ




  • Иван

    1. Признать отказ от залогов по выданным кредитам необоснованным и ничтожным. Механизма не знаю, но думаю, через суд можно.
    2. В случае невозврата кредитов произвести отчуждение залогов в пользу ВТБ (надеюсь прокредитованные активы находятся в основном в России).
    3. Отразить на балансе ВТБ залоги…
    … и всего делов то.

    Уважаемый, Сергей Владимирович, я думаю, желающим воспользоваться этим кейсом на лекциях в бизнес-школах нужно поторопиться, а то предмет кейса может и рассосаться по-быстрому…