Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Аттестат зрелости для Новороссии

У товарищей возникают вопросы: что это вообще за выборы, собственно говоря, назначены «на особых территориях Донбасса» на 2 ноября? Кто, кого и куда выбирает, в чем тут интрига? Почему из-за признания Россией выборов так взвились Евросоюз и крикуны хунты? 

Аттестат зрелости для Новороссии

Выборы депутатов народных собраний и руководства (конкретно, премьер-министров — глав исполнительной власти) Луганской и Донецкой республик назначены на 2 ноября, с 8.00 до 20.00 по московскому времени. Наблюдать за ходом электорального процесса приглашены наблюдатели из России (откликнулись некоторые политические партии, например, «Родина»), организации ОБСЕ и Украины (эти, естественно, от предложения отказались).

Только Луганский ЦИК рапортует о готовности 95 избирательных участков. Избирателям Донбасса также доступно интернет-голосование (требуется верификация прописки). Предварительное голосование по открепительным удостоверениям уже началось.

Что это будут за выборы, и для чего они понадобились в и без того непростой период?

Дело в том, что до сего дня настоящей суверенной власти на Донбассе, считай, не было. Была солянка сборная — скроенная по живому, из старого и нового, легитимного — и не очень, своего, родного — и приехавшего спасать Русский мир из «материковой России».

Когда начиналась Русская Весна, основой кристаллизации сопротивления становились местные ОГА — локальные парламенты, аналоги и прямые наследники советской системы Советов, до сего дня сохранившиеся на Украине. Естественно, парламенты эти на тот момент, хоть и поневоле прислушивались к народу, все же не были переполнены подлинными патриотами Новороссии. В состав депутатов входили самые разные люди, плоть от плоти политической системы старой Украины. Спектр — от политических популистов всех мастей до криминалитета и прямых олигархических ставленников.

Тем не менее, восставшему против фашизма народу Донетчины и Луганщины в ходе «прений» и сери захватов ОГА удалось взять эти органы власти под контроль, и серией заседаний и голосований реорганизовать «под себя» власть исполнительную. Так возник парламент Новороссии и главы самопровозглашенных республик (несколько раз менявшиеся).

Как ни крути, легитимность процедуры самозахвата, и сложившейся в его результате системы власти — собранной из экс-депутатов украинской системы местного самоуправления, поддержавших независимость, из гражданских активистов, из шахтеров-профсоюзников, из политических деятелей новой волны, мобилизованных гражданской войной, но формально никуда никогда не избранных, — немногим выше легитимности «майданной Рады».

Суверенитет республик был в полной мере легитимизирован итогами референдумов об их независимости. ДНР и ЛНР существуют фактически, поскольку самопровозглашенная власть реально контролирует их территорию. Но системно политических деятелей в новых государственных образованиях никто пока никуда не выбирал.

С проведением выборов на Украине и признанием вновь избранной Рады на международном уровне, легитимность органов прямого народного самоуправления Донбасса становится даже хуже, чем у Киева.

Эта ситуация должна быть исправлена. Для государств Новороссии настала пора получить «аттестат зрелости» — избранную по демократической процедуре народную власть.

Вот почему на 2 ноября, в полном соответствии с Минскими соглашениями (хоть Киев и пытается делать вид, что речь там шла о чём-то другом, типа выборов в Раду), были назначены выборы народных собраний и местного руководства.

Надо сказать, к выборам на Донбассе отнеслись, с учетом тяжести положения, до удивительного серьезно.

За время, прошедшее с назначения даты выборов, на местах развернулась настоящая предвыборная борьба. Все сколько-нибудь заметные лидеры Русской Весны огласили собственные программы. Был озвучен широкий спектр вариантов плана будущего государственного строительства. Звучали как экстравагантные идеи (П. Губарев в рамках своей программы собирался, кажется, отменять ссудный процент), так и то, что просто давно крутилось у всех на языке (например, национализация государствообразующих предприятий Новороссии у не признавших независимость олигархов).

В поддержку своих идей кандидаты развернули предвыборную кампанию. Встречались с населением, проводили митинги, собрания и концерты.

Теперь, исходя из предложенных политических программ, народ бывш. Луганской и Донецкой областей Украины должен будет избрать себе законных представителей. Конкретно — депутатов новых народных парламентов и глав исполнительной власти — премьер-министров.

Важно понимать: ни в какую украинскую Раду представителей на этих выборах Донбасс не выдвигает. Зарезервированных «30 мест в Раде» останутся пусты. Поэтому попытки киевских властей представить выборный процесс в «регионах с особым статусом» как часть общеукраинского, и на этом основании управлять им — смешны и наивны.

Сейчас власть народа в Донбассе осуществляется напрямую, через выдвинувшихся на руководящие посты стихийных лидеров. Но для того, чтобы все было по правилам, она должна обрести процедурную легитимность. Только тогда граждане новых государств получат полноценных законных представителей, которые будут с полным на то правом определять, как дальше жить и в каком направлении развиваться республикам.

Лидер КПУ Петр Симоненко уже констатировал, что территории ЛНР и ДНР будут легализованы как независимые в результате намеченных выборов.

Украинский политик прав. С появлением легитимно избранных органов государственной власти, республики помимо фактической независимости от Украины обретают и юридическую состоятельность. Фактически происходит приднестровизация Донбасса — обретение непризнанным государством законченной (на данном этапе развития) формы.

Какие задачи это позволит решить?

Пресечение «махновщины», например. То тут, то там по Донбассу слышно о действиях боевых групп, чтобы не сказать — «залетных банд», управляющих отдельно взятыми территориями под некими собственными политическими лозунгами. Хорошо, если во главе такой группы стоят авторитетные Безлер или Мозговой, проявившие себя более или менее грамотными стихийными политиками. Плохо, если «рулить» берется неведомый залётный «атаман Косогор», облагающий бизнес данями и ничего не гарантирующий населению.

Легитимация государственной власти в Новороссии позволит республикам не только с полным моральным основанием бороться с вооруженным самовластием (по принципу «нас народ избрал, а вы тут что раскомандовались?»), но и на законных основаниях назначать руководство унаследованных от Украины силовых органов, включая милицию.

Но в первую голову формирование легитимных органов власти необходимо Новороссии для решения главной задачи момента — борьбы с развивающейся гуманитарной катастрофой.

Несмотря на всю помощь России, в условиях разрушенной инфраструктуры Донбасса зима несёт с собой страшную угрозу для населения. И хотя восстановительные работы велись даже под обстрелами, сколько-нибудь серьезный подход к этой работе требует гарантий.

Выборы 2 ноября важны потому, что с появлением в непризнанных республиках признанной местной власти Россия сможет наладить с ними прямое взаимодействие хотя бы по гуманитарным вопросам.

О вопросах военных пока умолчим. Даст Бог, не понадобится.

Автор: Михаил Шахов