default-logo

Афганистану потребуется вмешательство России



Барак Обама заявил, что контингент США не уйдет из Афганистана до конца 2016 года. Как это отразится на ситуации в Центральной Азии? Что будет с наркотрафиком? И нужно ли Москве вмешиваться в ситуацию в Афганистане? Об этом рассказали эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО Шарбатулло Содиков и юрист Вадим Кутиков.

— Получается, что Обама не выполнит свое обещание о выводе американских войск из Афганистана, которое он давал в начале своего президентского срока. Чем, на ваш взгляд, вызвано это решение американской администрации?

— Скорее всего, это связано с тем, что недавно талибы захватили на юге Афганистана провинцию Кундуз. И в связи с дестабилизацией в Афганистане США решили продлить операцию. Однозначно, что они там не навсегда. Пока они будут там до 2016 года.

Афганистану потребуется вмешательство России

— Вадим, а с вашей точки зрения, такое решение как-то связано со спецоперацией России в Сирии?

— Я думаю, что все, что делает Обама, как президент США, он делает прежде всего в интересах Соединенных Штатов. Другой вопрос, как это отразится на обстановке в Афганистане. Они там находятся уже много лет, но ситуация не улучшается, а только ухудшается. Поэтому нужен целый комплекс мер, нужно сделать примерно то же самое, что сегодня происходит в Сирии. То есть не только США должны наводить порядок, но другие страны должны в этом участвовать.

И прежде всего, это Российская Федерация, потому что исторически так сложилось, что Афганистан — это сфера интересов России. Поэтому, я думаю, что те решения, которые принимает администрация США по Афганистану, они должны принимать с учетом интересов России. И тогда, я думаю, что от этого будет эффект.

ПЗРК «халифат» получит в ноябреПЗРК «халифат» получит в ноябре

— Были опасения, что американцы уйдут, и вакуум после их ухода заполнят силы «Талибана» и даже ИГИЛ, которые развернутся в направлении Таджикистана, Туркменистана, России, и нам придется очень туго. Теперь мы все-таки можем немножко вздохнуть с облегчением?

— Американцы остаются, но ситуация в целом не улучшается — «Талибан» существует и распространяет свое влияние. Поэтому сложно сказать — будет это позитивно для России или нет.

— Шарбатулло, «Талибан» — это главная сила исламистов в Афганистане? Или все же и ИГИЛ туда пробирается?

— На сегодняшний день талибов называют главной опасностью в Афганистане. Но есть самый главный, а есть не главный, который хуже главного. Это Исламское государство на территории Афганистана, которое сейчас ведет бои на приграничной с Туркменистаном территории. Туркменистан сейчас просит у всех помощи, в том числе и у России.

75 процентов армии Туркменистана сейчас находится в приграничной с Афганистаном территории. Там как раз не талибы, там ИГ, которое нарушает границы каждый день.

То есть, присутствие американцев и НАТО в Афганистане — это не залог стабильности в регионе. Это подтвердили наши исследования, которые мы проводили в МГИМО. В среднем в день происходит 3-4 террористических акта. Хотя американцы говорят, что добились стабильности в регионе, они каждый год становятся жертвами террористов-смертников, у которых есть лагерь, который готовит женщин террористок-смертниц и несовершеннолетних детей. И каждый год около 40 детей совершают подрыв. Подростки в возрасте до 14 лет.



Возникает вопрос, кто их финансирует? Естественно, Катар финансирует. Почему они начали с захвата города Кундуз? Я как эксперт считаю, что это было связано с тем, что как только Россия начала наносить авиаудары по террористам на территории Сирии, то они дали нам намек об опасности возле границ ОДКБ. Безусловно, президент Афганистана просил Россию о военной помощи, и Россия это рассматривает.

Военная операция в Сирии: итоги прошедших трех недельВоенная операция в Сирии: итоги прошедших трех недель

Сейчас игроки меняются — США уходят, их место сейчас занимает Саудовская Аравия, Катар. Около 8 тысяч сторонников ИГИЛ находится на территории Афганистана. Сейчас многие считают, что талибы — это одно, а ИГИЛ — другое. Они в чем-то взаимосвязаны, сотрудничают. И есть случаи, когда идет переброска с севера Афганистана до границы с Туркменистаном. То есть, получается, что оттуда перебрасывают талибов на территорию ИГИЛ. Получается, что они негласно сотрудничают между собой.

— Вы уверены в сотрудничестве ИГИЛ с «Талибаном»? Западная пресса пишет, что там нет никакого сотрудничества, наоборот, они конкуренты.

— Это конкуренты, но после того, как в 2001 году США уничтожили всех лидеров талибов, они распространились по всему Афганистану. Да, кто-то против ИГИЛ, но не все, а кто-то сотрудничает.

— Вадим, а как американцы присутствуют в Афганистане? Это какие-то укрепленные крепости? Или это только Кабул?

— Там, где присутствуют американцы, там всегда в мире напряженность. Либо дестабилизация, либо хаос, либо война. Их присутствие не стабилизирует ситуацию, а, наоборот, ухудшает. Потому что они преследуют в каждом регионе исключительно свои национальные интересы и не учитывают национальные интересы той страны, где они находятся, и сопредельных стран.

Вот поэтому и возникают террористические организации. А когда они уйдут, возможно, тот рассадник терроризма в виде ИГИЛ, «Талибана» может как раз двинуться на север. Соответственно, с учетом религиозного фактора может вспыхнуть пожар и переместиться уже непосредственно к границам РФ.

— Почему «Талибан» взял Кундуз и сразу же оттуда ушел? Вы согласны с Шарбатулло, что это попытка показать России, что ей нечего делать в Сирии и чтобы она занималась проблемами вблизи своих границ?

— Я думаю, что это возможно, что это связано с событиями в Сирии, но все-таки ситуация в Сирии напрямую с теми событиями, которые происходят в Афганистане, не связана.

— В Сирии есть сила, которая противостоит терроризму. Это Башар Асад и сильная правительственная армия. Почему в Афганистане нет такой силы?

— Я думаю, что американцы не хотят ее создавать. Не секрет, что террористические организации изначально создавали для борьбы с какими-то режимами. А впоследствии они стали самостоятельными и уже превратились в то, что мы сейчас имеем. То есть, и «Талибан», и ИГИЛ как раз следствие того, чем занимались США.

— Шарбатулло, насколько сильна армия Афганистана? Что она из себя представляет?

— Там много провинций, и у каждой провинции есть свой губернатор, есть своя собственная армия. То есть армия сильная, но нет единой консолидированной армии.

— Вадим, есть ли нам кому помогать в Афганистане, если там все так непонятно? В Сирии мы помогаем Башару Асаду, а в Афганистане кому нам помогать?

— В Афганистане, я считаю, прежде всего нужно установить централизованную власть. То есть чтобы не было такого, о чем сейчас сказал Шарбатулло. Должна быть единая армия, единая структура полиции. Должен быть единый верховный главнокомандующий. И только в этом случае военная помощь будет результативной.

— Хорошо, помогать там некому, а что если как-то пытаться договориться с «Талибаном»? Или Россия помогает только легитимному правительству и никогда оппозиции? Мы не можем помогать властям, которые завтра могут пасть и все наше оружие достанется тому же «Талибану». Не легче ли договориться с «Талибаном»? Может он уже более цивильным стал?

Скажи «здрасьте» моим крылатым ракетамСкажи «здрасьте» моимкрылатым ракетам

— Пока нет. Раньше была такая возможность, в 2001 году, когда они контролировали почти 90 процентов территории — тогда был бы смысл с ними договариваться.

— А сколько они в целом контролируют?

— Максимум 25-30 процентов. Но особая проблема сейчас у Туркменистана. Поскольку они признали себя нейтральным государством, то не думали, что будет угроза. Они создавали по-своему комфортные условия для жизни и одновременно создавали вакуум для террористов.

— Туркменистан не входит в ОДКБ? ИГ может туда войти? И даже сместить власть?

— Нет, пока они не могут. Хотя Туркменистан и не входит в ОДКБ, но Россия всегда готова ему помочь. У нас интерес обеспечить стабильность и защиту интересов России в плане уважения норм международного права.

— Вадим, а как не пропустить эту угрозу, которая к нам идет из Афганистана? Может все-таки с помощью американцев?

— Думаю, что и в интересах американцев установить с помощью внешних сил легитимное правительство, которое бы имело силу и авторитет у населения. Но бомбардировками, которые есть в Сирии, я считаю, это делать не нужно. Там как раз нужен дипломатический подход. Ситуация в Сирии намного хуже, чем в Афганистане. Афганистан все-таки контролирует на 70 процентов действующее правительство, а в Сирии — 20 процентов.

— То есть, если мы решим проблему с ИГИЛ в Сирии, то проблем в Афганистане уменьшится?

— Раньше был ИГИЛ, а сейчас Исламское государство (ИГ). У них радикальные задачи, и я думаю, что у них ничего не получится.

— Вадим, каково ваше мнение?

— Успех операции в Сирии будет заключаться не только в том, что будут уничтожены террористы в лице ИГ. Главное, что после того, как это все будет сделано, там необходимо провести демократические процедуры — нужно провести выборы, нужно, чтобы оппозиция реально участвовала во власти. Иначе там будет такая же нестабильность, снова какая-то вооруженная оппозиция будет пытаться взять власть.

— Через Афганистан идет огромный наркотрафик. Вадим, почему эту угрозу мы никак не можем остановить?

— Чтобы остановить этот трафик, нужно чтобы была борьба с этим злом в самом Афганистане. В начале 2000-х годов там не было такого наркотрафика, они боролись с наркотиками. После того, как туда пришли американцы, наркотики стали изготавливаться и поставляться в промышленных объемах. Поэтому здесь необходима и политическая воля, и конкретные шаги.

— Шарбатулло, как вы относитесь к закрытию границ?

— Это нереально и нецелесообразно. Был недавно доклад управления ООН по делам наркотиков, где Таджикистан занимал второе место по незаконным транзитам в мире, третье занимала Киргизия, четвертое место — Туркменистан. А внешняя граница России в этом регионе более 7 тысяч километров.

"Неделя операции в Сирии вскрыла "спонсоров" и "лицо" исламского терроризма"«Неделя операции в Сирии вскрыла «спонсоров» и «лицо» исламского терроризма»

— Вадим, с вашей точки зрения, сейчас наркотрафик уменьшился из Афганистана? Или по-прежнему он большой?

— Я считаю, по-прежнему большой.

— С вашей точки зрения, что нам делать? Возможно ли с бороться наркотиками, перекрывая границы?

— При Советском Союзе удалось добиться, чтобы из Ирана не поступало ни одного килограмма наркосодержащих веществ: за счет жесткой границы Советского Союза, железного занавеса. Но сегодня невозможно изолировать Россию стеной от всего мирового сообщества. Единственный выход в том, чтобы со злом бороться на месте, там, где оно появилось.

Автор: Любовь Люлько


НАВЕРХ СТРАНИЦЫ