default-logo

Правозащитники атаковали Путина, чьи «волосы встали дыбом»



Члены СПЧ на встрече с президентом назвали самые острые проблемы гражданского общества. Путин выразил свое крайнее недоумение и возмущение теми несуразицами, которые имеют место в российском судопроизводстве.

Членам Совета по развитию гражданского общества и правам человека немногого удалось добиться от президента. Владимир Путин в течение трех часов внимательно слушал все выступления, но сам оставался немногословен.

Решить давно наболевшие вопросы, связанные с деятельностью НКО, включенных в список иностранных агентов, и выборами в общественные наблюдательные комиссии (ОНК), в Кремле не удалось, однако Путин поручил главе АП Сергею Кириенко еще раз внимательно изучить претензии правозащитников.

Правозащитники атаковали Путина, чьи «волосы встали дыбом»

За последние годы Совет по правам человека заметно поднялся в общественном мнении: сейчас в области защиты прав граждан он уступает только самому президенту. При этом узнаваемость правозащитного органа достигла 60%, а доверие к его позиции — почти 50%.

Путин вскрывает козыри: послание оказалось затишьем перед бурейПутин вскрывает козыри: послание оказалось затишьем перед бурей

Каждый третий, по данным социологов, считает, что рекомендации Совета учитываются при принятии государственных решений. Но самооценка самих правозащитников гораздо скромнее. «Мы бы хотели сказать, что  КПД у нас выше, чем у паровоза, но не можем», — посетовал председатель Совета Михаил Федотов. Из 70 поручений президента, сформулированных по предложениям правозащитников, реально исполнены не больше половины. В частности, были  учреждены премии в области правозащитной деятельности и благотворительности, проведены две широкие амнистии, создано общественное телевидение, принят закон об увековечении памяти жертв политических репрессий.

Однако Совету так и не удалось получить статус субъекта общественного контроля, а это автоматически закрывает перед правозащитниками двери колоний, СИЗО, психбольниц, интернатов и других закрытых соцучреждений.



«Вы просите нас давать информацию о ситуации с соблюдением прав человека в регионах, но как мы можем вас информировать, если нас никуда не пускают!» — воскликнул Федотов. На это Путин парировал, что ни один президентский совет не имеет контрольной функции. Все они функционируют, как консультативные органы. «Но в принципе я ничего не имею против, можно обсудить дополнительно», — согласился он.

Так же Путин выразил свое крайнее недоумение и возмущение теми несуразицами, которые имеют место в российском судопроизводстве.

Решение суда, которое упомянул президент России на заседании Совета по развитию гражданского общества и правам человека, было вынесено мировым судьей Геворкян в отношении липецкого бизнесмена Василия Урываева, у которого возник имущественный спор с местным служителем Фемиды — заместителем председателя Липецкого областного суда по уголовным делам Александром Бесединым.

«Урываев В.М. совершил преступление путем написания заявления в прокуратуру Липецкой области» — говорится в постановлении липецкого мирового судьи… От подобного у меня просто волосы оставшиеся дыбом встают. Что это такое? Вы совсем с ума сошли?», — возмутился президент.

Почему Россия не пойдет на КиевПочему Россия не пойдет на Киев

Еще одна больная для правозащитников тема — закон об НКО-иностранных агентах. Больше года назад Путин давал поручение его уточнить, убрав правовую неопределенность, позволяющую Минюсту стричь всех, кто получает средства из-за рубежа, под одну гребенку.

«Если оно и выполнено, то чисто формально», — проинформировал Федотов. По его словам, в перечень иностранных агентов скопом включили большинство экологических организаций (сейчас они занимают минимум треть списка), посчитав политической деятельностью участие их представителей в митингах против вырубки деревьев, загрязнения водоемов и т.д. «Сергей Владиленович, — кивнул ВВП в сторону Кириенко, — уже имеет просьбу с моей стороны в целом посмотреть на этот закон. Давайте также подключим к этому Сергея Борисовича Иванова в части экологических организаций».

Научный руководитель Высшей школы экономики Евгений Ясин попросил президента отдельно заступиться за «Левада-центр», которому Минюст недавно также поставил «черную метку» иностранного агента. «Это социологический центр мирового уровня. Ему я доверяю, ему все доверяют, — убеждал ученый, — Конечно, они независимые, возможно, в их опросах появляются вещи, неприятные для федеральных властей. Но «Левада-центр» гарантирует видение России, как демократического государства».

На это эмоциональное обращение Путин ответил односложно. «Да, есть проблема, точно», — кивнул он головой. Не удивительно, что аналогичную проблему, связанную с «Мемориалом», никто из правозащитников поднимать уже не стал.

Основная дискуссия на заседании Совета предсказуемо развернулась вокруг формирования Общественных наблюдательных комиссий (ОНК), следящих за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания — СИЗО, тюрьмах и колониях.

Председатель московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева пожаловалась президенту, что в результате закрытой процедуры выборов, организованных руководством Общественной палаты, за бортом остались многие известные правозащитники и активисты, а их место заняли ветераны правоохранительных органов. В частности, в состав московской ОНК вошел бывший начальник Бутырки.

«Это демонстративное нарушение закона, — считает Алексеева, — Общественная палата не правозащитная организация. Почему она утверждает членов ОНК? Было бы правильно, если бы этим занимался уполномоченный по правам человека».

Тему, поднятую Алексеевой, последовательно подхватили журналистка Елена Масюк и председатель «Комитета по противодействию пыткам» Игорь Каляпин.

Что сделает Россия с остатками Украины. И почемуЧто сделает Россия с остатками Украины. И почему

Каляпин говорил о приказах ФСИН, которые часто не соответствуют элементарному здравому смыслу и препятствуют правозащитникам делать свою работу в местах лишения свободы. Владимир Путин в ответ сказал, что поручит прокуратуре провести проверку. И вспомнил постановление суда, которое он расценил как абсурдное — речь в постановлении шла о том, что некий гражданин совершил преступление «путем написания заявления» в прокуратуру Липецка. По словам Путина, у него о такого «дыбом встают на голове оставшиеся волосы».

Масюк, не попавшая в ОНК, сообщила, что пытается оспорить действия Общественной палаты, но это не просто. Суд Тверского района к аргументам правозащитников остался глух, теперь его решение предстоит обжаловать в Мосгорсуде. «Но общественный контроль уже убит, — считает Масюк, — Никаких жалоб на условия содержания в столичных СИЗО последнее время не слышно, хотя буквально три месяца назад проблем было много».

Путин и здесь был немногословен, но более конкретен, чем в вопросе об иностранных агентах. «Вы правы, в процедуру выборов нужно вносить коррективы, нужно только посмотреть, как это сделать корректно», — сказал он, отметив, что поручит Сергею Кириенко провести специальную встречу с председателем Общественной палаты Александром Бречаловым и уполномоченной по правам человека Татьяной Москальковой.

Автор: Елена Егорова





Загрузка...