default-logo

США пытаются лишить Россию ее доли на оружейном рынке



Вашингтон намерен наказать Москву санкциями против её партнёров по экспорту вооружений. Надежды тщетны, уверены эксперты.

Госдепартамент прямым текстом объявил, что посредством закона «О противодействии противникам США посредством санкций» Америка намерена «наложить бремя на Россию за её действия».

«Ограждая другие государства от покупки российской военной и разведывательной техники, мы лишаем Россию доходов от таких сделок, которые она использовала бы для продолжения своей международной кампании по вредоносному влиянию и дестабилизации», — говорится в заявлении Госдепа.

Мы теряем?

Не будем говорить о том, кто вредоноснее на этой планете. У русских в подавляющем большинстве об этом есть своё мнение, и оно отнюдь не в пользу Америки. Не будем приводить и двузначных цифр количества агрессий и войн, которые США осуществили по всему миру только после Второй Мировой войны. Опять же, каждый имеет право на мнение о том, на что он имеет право.

США пытаются лишить Россию ее доли на оружейном рынке

США пытаются лишить Россию ее доли на оружейном рынке

Не будем рассуждать также о том, кто несёт миру дестабилизацию, а кто, к примеру, усаживает передравшихся друг с другом сирийцев в один зал и пытается за ручку вывести их из кровавого болота гражданской войны.

Просто констатируем: США из собственных соображений желают нанести нам как можно больший вред. И для этого избрали ещё один инструмент: воспрепятствование российским заработкам на экспорте вооружений.

Причём в Вашингтоне честно объявляют, кто именно должен бояться американского запрета:

«Вводимые санкции будут преимущественно адресованы против нероссийских структур, которые ответственны за значительные транзакции с российским оборонным и разведывательным сектором».

Госдепартамент уже потирает руки:

«По нашим подсчётам, иностранные правительства отказались от запланированных или уже объявленных закупок на несколько миллиардов долларов».

Так это или не так?

В целом выдержанный и часто язвительный вице-премьер Дмитрий Рогозин согласился, что так. То ли нервы не выдержали, то ли сформулировал не так, как хотел, но агентство «Интерфакс» цитирует его слова следующим образом:



«Ущерб исчисляется, конечно, даже не десятками, а сотнями миллиардов долларов, к сожалению… Сейчас новый виток, новый акцент в американских санкциях — это беспрецедентное давление экономическое и дипломатическое на руководство тех стран, которые являются традиционными покупателями российских вооружений».

Откуда взялись «сотни миллиардов долларов» – решительно непонятно. Согласно цифре, обнародованной директором по международному сотрудничеству и региональной политике государственной корпорации «Ростех» Виктором Кладовым, весь портфель заказов «Рособоронэкспорта» составляет около 45 миллиардов долларов. Это, согласно его словам, позволит загрузить предприятия отечественного ОПК на три года работы. Это хорошо, но всё же, согласимся, никак не выходит на уровень «сотен» миллиардов долларов.

Да и по оценкам СИПРИ (SIPRI — Stockholm International Peace Research Institute, авторитетный международный институт исследования проблем мира и конфликтов), как они приводились в прессе, за 2011-2015 годы экспорт оружия Россиею составил лишь 35,4 млрд долларов. В 2016 продажи оружия выросли до 26,6 млрд долларов.

Мы теряем или приобретаем?

Известный военный обозреватель Виктор Литовкин следующим образом попытался обосновать оценку Дмитрия Рогозина:

«Дело не в том, что мы продаём или не продаём. Дело в том, что мы не получаем то, на что рассчитывали – упущенная прибыль, — и в том, что вынуждены из-за санкций новые производства создавать. Это незапланированные затраты. Например, украинские двигатели, из-за непоставок которых у нас три фрегата задержались в производстве на калининградском заводе «Янтарь». Пришлось создавать свои двигатели, а это всё расходы, это наши потери».

«Да, с другой стороны, это задел на будущее, — оговорился эксперт. — Но тем не менее мы потеряли эти деньги, не введя в строй те или иные производства, те или иные объекты».

А с третьей стороны, тот же Дмитрий Рогозин указал на то, что операция российских ВКС в Сирии продемонстрировала всему миру величайшие возможности русского оружия. И констатировал: «Мы показали совершенно новое качество, новую лигу, в которой оказалась российская армия благодаря перевооружению ОПК.

И это, с одной стороны, резко усилило интерес к российскому оружию, с другой стороны, это показало нашим американским недоброжелателям, что надо попытаться это остановить — укрепление России на международных рынках оружия».

Кого мы можем потерять?

По самым свежим – за 2016 год – данным, в почётной первой десятке импортёров русского оружия состоят следующие страны.

Первое место с большим отрывом заняла Индия: 38% всех оружейных поставок из России или 13,4 млрд долларов за 2011 – 2015 годы. На втором месте близко идут Китай и Вьетнам – по 11% (3,8 и 3,7 млрд долларов соответственно). Далее идёт Алжир с 2,64 млрд. долларов за тот же период. И на эти четыре страны, по оценкам того же SIPRI, приходится 70% российского оружейного экспорта.

Затем следуют Венесуэла с 1,9 млрд долларов, Азербайджан с 1,8 млрд, Сирия с 983 млн, Ирак с 853 млн, Мьянма с 619 млн, Уганда с 616 млн долларов.

Неплохо идут поставки в Афганистан, Пакистан, планируется контракт с Индонезией, даже с Саудовской Аравией и Кувейтом – традиционными (и очень крупными) клиентами американского военно-промышленного комплекса.

Что или, вернее, кто из этого списка отпадёт? Кого мы можем потерять?

Пока, по свидетельству военных экспертов никто не слыхал о каких-то сделках по продаже российского вооружения, сорванных усилиями США. Это не значит, что таковых не будет, но пока по факту даже Турция довольно грубо на дипломатическом языке послала Вашингтон в далёкое уединённое место формулировать свои возражения на покупку у России комплексов С-400.

Возможно, Госдеп имел в виду то, что мы перестали участвовать в престижных оружейных выставках в Фарнборо в Англии и в Бурже во Франции. Но США воспретили своим самым жалким – потому что когда-то были великими державами — из вассалов приглашать Россию ещё раньше. А во-вторых, что это меняет? – не приехали на «Лё Бурже», зато на Dubai Airshow к нам заходили те, кто не нашёл у французов.

Так кого же мы можем потерять?

Первое и очевидное, полагают эксперты, Саудовскую Аравию, Катар, вообще тесных американских союзников и клиентов на Ближнем Востоке. Есть у Штатов методы против них. Могут надавить на Индонезию. На страны Латинской Америки, где, скажем, Перу и даже Мексика неиллюзорно заинтересованы в наших вертолётах. Бразилию, где Вашингтон уже продемонстрировал свои возможности по свержению неугодной ему главы страны…

Но поставки российского оружия ведутся в более чем 50 стран мира. Неужели США сумеют их все закрыть от нас?

Нет, реально они не могут закрыть наш экспорт, — уверен информированный эксперт Виктор Литовкин. — Какие рынки мы можем потерять? Кувейт? Ну, это несерьёзно. Что такое Кувейт? Это не наш рынок. Наш рынок – это Китай, Индия, Пакистан, Алжир, Египет, Сирия, Индонезия, Вьетнам.

Ну, никак американцы на этот, на наш рынок повлиять не могут. Вот задали вопрос представителю Госдепартамента: какие страны отказались от покупки российского оружия? Она запнулась, она не могла назвать ни одну страну».

А ответные санкции со стороны американцев, как они обещали?

«А какие санкции могут они применить против Китая?» – в ответ спросил великолепный Литовкин.

«Американцы могут говорить всё, что угодно. Грозить. Брать на гоп-стоп, — продолжил он свою мысль. – Но для чего китайцы должны отказываться от нашего оружия? Или Вьетнам? Чтобы покупать американское? Ну, они же там разумные люди, не сумасшедшие».

Нет, согласен и Виктор Литовкин: наш оружейный рынок в каких-то пределах пострадает. Американцы всегда выкручивали руки тем или иным странам, чтобы не покупали российское оружие, и теперь будут выкручивать ещё яростнее.

Конкуренция была, есть и будет. И она не всегда честная. И Госдепартамент – всего лишь один из инструментов такой нечестной конкуренции. Но, убеждён опытный военный эксперт, пределы, в которых пострадает наш экспорт вооружений, будут достаточно узкими.

Мы, возможно, лишимся каких-то перспективных возможностей, которые пока лишь прощупываются. Могут потенциальные партнёры подумать о том, чтобы выбрать не русское, а американское оружие от греха подальше.

Но это в любом случае – перспективы, которые и в лучших условиях могли то ли сбыться, то ли нет. А вот наш твёрдый рынок, наш базовый рынок останется у нас.

Коротки у США руки для него.

Автор: Александр Покровский


НАВЕРХ СТРАНИЦЫ