Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Китайская макроэкономическая статистика станет «шоком» для финансовых рынков

Драконовские меры, введенные властями Китая, чтобы сдержать эпидемию коронавируса, отправили вторую экономику мира в беспрецедентный в новейшей истории нокдаун.

Первый блок официальной макростатистики за февраль — месяц, когда больше 60 млн человек оказались под карантином и почти половина промышленных предприятий остановили конвейеры, — оказался хуже самых пессимистичных прогнозов.

Индексы деловой активности PMI, которые рассчитывает Национальное бюро статистики КНР на основе данных по продажам, объему заказов, занятости и ожиданиям бизнеса, рухнули до исторических минимумов, пробив «дно» кризиса 2008 года.

Промышленный PMI, который уже в январе балансировал на грани рецессии (50 пунктов), упал до отметки 35,7 при консенсус-прогнозе 45 пунктов. Спад в секторе услуг оказался еще глубже. Индекс обвалился в 2 раза — с 54,1 до 28,9 пункта.

Хотя консенсус закладывал, что ступор в промышленности обойдет стороной непроизводственный сегмент. Средний прогноз составлял 50,5 пункта.

Сводный PMI по экономике уверенно пробил отметку 50, которая служит условным «водоразделом», за которым начинается рецессия. Его значение на февраль — 28,9 пункта — также стало антирекордом за все время доступной статистики.

Китайская экономика в рецессии

Первые же данные о том, как китайская экономика пережила вирусный карантин указывают на «катастрофический коллапс и рецессию», констатирует главный экономист экономист Nomura по Китаю Тинг Лу.

От «шокирующе слабых» цифр «слезы наворачиваются на глаза», пишет экономист ING по КНР Ирис Панг: даже на пике кризиса 2008-09 гг PMI держались в диапазоне 38,8-45,3 пункта, февральские же цифры пробили это «дно» вошли в историю.

Индекс выпуска в промышленности скатился до 27,8 пункта, причем предприятия массово остались без заказов как внутри страны (29,3 пункта), так и на экспорт (28,7 пункта). Это означает, что Covid-19 не только остановил заводы внутри Китая, но и сломал производственные цепочки в глобальном масштабе, ударив мировую экономику — в ее китайское промышленное сердце, указывает Панг.

В релизе Национальное бюро статистики подчеркивает, что на 26 февраля 85,6% фабрик восстановили производство. Но радоваться рано, говорит Панг: даже если китайская промышленность восстановится в марте, риски слабых заказов остаются, поскольку вирус начал распространяться в ключевых странах партнерах — Южной Корее, Японии, Европе и США.

Пространство для маневра в части стимулирования экономики у Пекина ограничено, подчеркивает главный экономист Oxford Economics по Азии Луис Куиджс. Поддержка за счет госбюджета — через субсидии или снижение налогов — упирается в дефицит, который превысил 3% ВВП, чего не было ни разу с 2009 года.

Ускорить вливания кредитов от китайского ЦБ также проблематично: накопленный в экономике долг превышает 300% ВВП, а обеспеченность юаневой денежной массы золотовалютными резервами находится на исторических минимумах — около 11%.

При таких вводных «печатать деньги» рискованно, поскольку реальной становится угроза девальвации нацвалюты и «набега на резервы», указывает аналитик ЦМИ Сбербанка Николай Носов.

Китайская статистика станет «шоком» для рынков в понедельник, предупреждает Панг: первым рухнет юань, курс которого с 6,99 может подскочить до 7,05 за доллар и выше.

Источник: Finviz