default-logo

Эффективен ли «нормандский формат»?



13-го апреля в Берлине состоялась очередная встреча министров иностранных дел России, Украины, Франции и ФРГ. Предметом переговоров, как и во всех предыдущих случаях, было мирное урегулирование вооружённого конфликта на Донбассе. Мероприятие вновь оживило дискуссию о том, в каком формате следует проводить подобные переговоры, чтобы они увенчались успехом.

Как мы знаем, вышеописанный состав участников, с лёгкой руки представителей СМИ, получил название «нормандский формат» (по имени французской провинции, где президенты четырёх стран впервые собрались, чтобы обсудить вопросы мирного урегулирования). Однако, данный формат не единственный.

Эффективен ли «нормандский формат»?Помимо него существует и, так называемый, «женевский формат», подразумевающий участие в переговорах США, ЕС (как объединения, а не отдельных государств), России и Украины. Кроме того, переговоры об урегулировании конфликта и подписание мирных договорённостей, состоявшееся в Минске в начале прошлой осени, породили ещё один формат, соответственно – минский. Он представляет собой консультации с участием Украины и самопровозглашённых республик Донбасса, при посредничестве России и ОБСЕ.

Ещё одним результатом минских договорённостей, стала перспектива возникновения формата переговоров, подразумевающего участие Украины и самопровозглашённых ДНР и ЛНР. Предметом данных консультаций должен был стать вопрос конституционной реформы на Украине (её проведение предусмотрено минскими соглашениями).

Впрочем, ввиду отказа украинской стороны вступать в переговоры с представителями ДНР и ЛНР до проведения там выборов по украинскому законодательству, этот формат так и не стал реальностью.

В Новороссии Россия будет бороться до победыВ Новороссии Россия будет бороться до победы

Как видим, для процесса мирного урегулирования на Донбассе характерно обилие разных «форматов». Используя их, ключевые участники международных отношений, вот уже около года, пытаются найти выход из сложившейся ситуации.

К сожалению, пока, эти попытки не принесли ощутимого результата. И всё же, различные форматы мирного урегулирования нуждаются в адекватной оценке, с целью определения степени их эффективности и выбора оптимального варианта для дальнейшего установления стабильного мира на Донбассе и Украине в целом.

Рассматривая этот вопрос необходимо, прежде всего, назвать причину такого обилия различных составов переговорных групп. Спустя год после начала боевых действий, представляется совершенно очевидным, что она состоит в фундаментальных противоречиях главных акторов международных отношений по данному вопросу.

Что выгодно Соединённым Штатам – то губительно для России. Обратное утверждение также справедливо. Кроме того, свои цели в процессе мирного урегулирования преследует Европейский Союз. Но было бы неверным утверждать о том, что позиции всех его участников абсолютно идентичны.

Итак, обилие «форматов» мирного урегулирования вызвано противоречиями в целях сторон, так, или иначе заинтересованных в нём. Если описывать эти интересы, не вдаваясь в подробности, они выглядят примерно так.

Соединённые Штаты стремятся восстановить контроль Украины над всеми территориями, находившимися в её составе с 1991 по 2014 годы (включая Крым). В случае успеха, это дало бы американцам возможность официально принять страну в НАТО и разместить на её территории свои военные объекты.

Разумеется, для Украины такой вариант развития событий тоже является наиболее желательным. Именно поэтому, киевские власти трактуют Минские соглашения соответствующим образом, в духе американской поговорки конца 90-х: — «Мы выигрываем. Вы проигрываете. Подпишите здесь».

Как нам известно, реализация данного сценария упирается в ряд объективных причин, делающих её невозможной. В первую очередь они связаны с позицией российской стороны, а также – с ситуацией на фронте.

С самого начала вооружённого конфликта на Донбассе, Россия проводила во внешней политике курс на его урегулирование.



Анатолий Вассерман: Россия может признать Новороссию при определенных условияхАнатолий Вассерман: Россия может признать Новороссию приопределенных условиях

Но не на американских условиях, а на собственных. Последние заключались в глубоком реформировании украинского государства, охватывающем вопросы территориального устройства, а также – культурной и языковой политики.

Для Украины и её американских партнёров данные условия оказались неприемлемыми. В случае их реализации, нынешние киевские власти рисковали быть смещены на первых же выборах, а средства, вложенные американской стороной в «установление демократического правительства» были бы потрачены впустую.

Что же касается позиции Евросоюза, за прошедший год она претерпела довольно серьёзные изменения. Если вначале конфликта европейцы безоговорочно следовали в фарватере внешней политики США, то теперь приоритетом для них стало немедленное мирное урегулирование.

Страны «старой Европы» выдвигают всё меньше требований российской стороне и всё охотнее готовы идти на компромисс. Вместе с тем, некоторые восточноевропейские государства склонны ретранслировать американскую позицию, настаивая на варианте «всё, или ничего». Тем не менее, ни в одном из рассматриваемых нами форматов урегулирования они участия не принимают, а значит, их позиция не сильно влияет на результат процесса.

Теперь, ознакомившись с интересами сторон, мы можем перейти к рассмотрению конкретных форматов мирного урегулирования и их эффективности.

Начнём с так называемого «женевского формата», предполагающего участие США, Евросоюза, России и Украины. При первом взгляде на состав его участников, прежде всего, бросается в глаза клубок принципиальных противоречий между ними.

Это касается не только разногласий России с Соединёнными Штатами, но и трений внутри Европейского союза. На данный момент, консолидированная позиция европейцев по украинскому вопросу выглядит, скорее, витриной, за которой происходят жёсткие словесные баталии.

Американский оккупационный корпус на Украине: чего ждать?Американский оккупационный корпус на Украине: чего ждать?

Некоторые страны объединения однозначно следуют в русле американских внешнеполитических установок, в то время как другие пытаются проводить более прагматичную политику. В таких условиях, представление брюссельской бюрократией всего Евросоюза на столь важных переговорах по Украине, могло бы спровоцировать обострение противоречий внутри ЕС.

Тем не менее, в последнее время киевские власти всё чаще говорят о желании урегулировать конфликт именно в женевском формате. В частности, на прошлой неделе с подобной инициативой выступил премьер-министр Украины Арсений Яценюк. По его мнению, добиться мирного урегулирования без участия американской стороны не представляется возможным.

Данная позиция объясняется довольно просто. Требуя продолжения мирного урегулирования в женевском формате, украинская сторона желает обезопасить себя от «рисков», связанных с нахождением компромисса между Россией и ядром ЕС (Германия, Франция).

В Киеве опасаются, что Москва, Берлин и Париж могут договориться о решении конфликта, которое будет принципиально расходиться с официальной позицией Украины. Даже присутствуя на переговорах в нормандском формате, украинская сторона не способна кардинально влиять на решения, принимаемые Россией и ведущими странами ЕС.

Другое дело – формат женевский. Там за спиной у киевской делегации будет постоянно маячить американский колосс, не позволяя европейцам идти на компромисс с Россией. Кроме того, как уже говорилось выше, женевский формат предполагает участие ЕС, как объединения, а не отдельных его государств.

Это значит, что вместо национальных элит Франции и Германии, Европа будет представлена там чиновниками из Брюсселя, которые традиционно отличаются благосклонностью к Вашингтону.

Теоретически, желание властей Украины и США договариваться именно в женевском формате, можно понять. Они хотят быть в абсолютном большинстве на переговорах и диктовать России собственные условия.

Однако, как показала практика, данный подход абсолютно контрпродуктивен. Первые полгода конфликта на Донбассе, Евросоюз и США непреклонно ему следовали, но, тем не менее, не добились никаких результатов. Это объясняется исключительной важностью украинского вопроса для России.

Если для Соединённых Штатов события, происходящие на Донбассе – это война на «дальних рубежах», то России отступать некуда. В Кремле прекрасно понимают, что внешнеполитическое поражение на Украине означало бы переход американцев к политической деструкции самой РФ.

Именно по этой причине договорится в женевском формате, вряд ли получится. США не настроены на компромисс, они жаждут диктовать свои условия. России некуда отступать, а потому она не поддастся этому диктату.

Несколько иная картина вырисовывается при рассмотрении нормандского формата мирного урегулирования, который, на данный момент, является основным. По составу участников его можно назвать континентальным, так как среди них отсутствуют США.

Мужчина, я вас боюсь!Мужчина, я вас боюсь!

Более того, данный формат переговоров о мирном урегулировании предполагает участие трёх наиболее мощных государств европейского континента – России, Германии и Франции. Это обстоятельство, вне всякого сомнения, способствует переговорному процессу, так как вооружённый конфликт в Европе не выгоден ни одной из стран-участниц.

Кроме трёх вышеупомянутых государств, нормандский формат предполагает участие Украины. Данное обстоятельство очень важно, так как вооружённый конфликт невозможно урегулировать без консультаций с воюющими сторонами. При этом, отстранённость от переговоров ДНР и ЛНР, являющихся второй стороной конфликта, объясняется их неопределённым международно-правовым статусом. Впрочем, это не мешает им участвовать в финальных этапах переговоров и подписывать соглашения, что мы уже дважды наблюдали в Минске.

Состав участников нормандского формата переговоров позволяет определить механизм согласования и утверждения ими конкретных мер по мирному урегулированию. Германия и Франция заинтересованы в возобновлении полноценного экономического сотрудничества с Россией и остановке вооружённого противостояния на европейском континенте.

Этим объясняется их готовность вести реальные (а не ультимативные) переговоры. Россия, в свою очередь, также готова вести переговоры, если ей не будут выдвигать заведомо невыполнимых требований. Всё это приводит к тому, что, договорившись между собой, Германия, Франция и Россия, фактически, вынуждают Украину подписывать мирные соглашения, с условиями которых она не согласна.

В результате длительной работы нормандского формата родилось уже две редакции минских соглашений. Каждая из них помогала обеспечить прекращение огня (пусть даже частичное) на несколько месяцев. Несмотря на то, что нынешний режим тишины уже трещит по швам, и ни одна из воюющих сторон не довольна текущим положением, это шаткое перемирие, всё же, можно назвать определённым достижением. О том, чтобы нечто подобное стало результатом переговоров в женевском формате, и думать не приходится.

На данный момент, прекращение огня, достигнутое с подписанием вторых минских соглашений, является единственным результатом всего процесса мирного урегулирования. Уже одно это обстоятельство свидетельствует об эффективности нормандского (и производного от него – минского) формата.

И всё же, надёжный мир может установиться только в результате устранения фундаментальных противоречий между сторонами конфликта и их покровителями. Для этого необходимы переговоры на двух уровнях, первый из которых представлен Украиной, ДНР и ЛНР, а второй – Россией и Соединёнными Штатами. Подобный формат урегулирования может стать возможным лишь в том случае, если все стороны осознают невозможность одержать полную победу.

Тогда они будут вынуждены прибегнуть к разработке компромиссного варианта. В первую очередь это касается США и России. Мы уже отмечали, что РФ давно готова идти на компромисс, но американцы требуют капитуляции в чистом виде. Это означает, что для осознания верхушкой США невозможности победить в украинском конфликте, потребуется некоторое время, на протяжении которого вооружённое противостояние будет продолжаться с разной степенью интенсивности.

Троянская лошадь в киевской конюшнеТроянская лошадь в киевской конюшне

Что же касается второго уровня переговоров, представленного непосредственными сторонами конфликта, то консультации между ними могут начаться лишь после отмашки «сверху». На данный момент Украина и самопровозглашённые республики имеют друг к другу целый ряд претензий, не позволяющих им сесть за стол переговоров.

Так, в Киеве требуют проведения на Донбассе выборов по украинскому законодательству, а из Донецка и Луганска в ответ звучат призывы к началу выполнения Украиной политической части минских соглашений.

Без непосредственного давления России и США на стороны, представляющие их интересы в конфликте, урегулирование этих противоречий невозможно. Но до компромисса между ядерными державами ещё очень далеко, а потому, вероятнее всего, нормандский формат, в ближайшее время, будет оставаться единственным мало-мальски действенным средством остановки кровопролития.

Автор: Даниил Богатырев





Загрузка...